НАШ НЮРНБЕРГ 15-18

Документ 15

Неисчислимы беды и страдания, выпавшие на долю народов Украины, России, Беларуси, Молдовы и других самоотверженно боровшихся с озверелым и кровожадным врагом – германским фашизмом. В пучине войны с лица земли исчезли, превратившись в руины, замечательные города, цветущие деревни, предприятия — гиганты, бесценные памятники истории и культуры. Огненный смерч унес жизни невообразимого количества наших людей, ослабив, обескровив народы, задержав мирное развитие стран. Только Украина потеряла в минувшей войне 8, а по некоторым данным – 10 миллионов своих сынов и дочерей. Никогда не утихнет наша боль по погибшим. Никогда не затянутся, не перестанут ныть наши душевные раны. Здесь, среди вас, особенно в такой день, как сегодня, думается о многом и о многих. Страшно, когда насильственной смертью погибает взрослый человек. Стократ страшнее, когда насильственной смертью погибает ребенок. А ведь именно под пулями, бомбами, снарядами, на минных полях, при облавах на мирных граждан, при карательных экспедициях против партизан, в концлагерях и гетто и обрывались жизни юных. Позволю себе напомнить жуткую статистику уничтожения. Из каждых четырех, а в Украине и в Белоруссии из каждых трех погибших в войну мирных граждан один являлся ребенком. Мы стали народом, в истории которого как бы пропущены целые поколения. Эти поколения под корень выкосила война.

Из выступления ОМЕЛЬЧЕНКО А.А.,
главы Киевской городской
государственной администрации,
председателя Киевсовета.
«Судьба» № 53, 1998.
10-я Международная встреча
бывших малолетних узников
фашизма
(Киев, 21-24 июня 1998 г.)

Документ 16

Нас спасла коза Роза, которая бежала за нами от самой деревни до станции. Она с нами ехала в вагоне и была всю войну. Мою маму Минину Марию Степановну, меня и брата немцы выгнали из деревни Русыня Батецкого района Новгородской области. Нас всех согнали за деревню, деревню сожгли, а нас погнали на станцию. Там было много народу из других деревень – Чупрово, Дрегла, Ивня… Высадили нас в Литве, согнали в бараки за колючей проволокой под Шауляем. От холода и голода люди там умирали массово. Более подробных сведений у меня нет, так как я была мала, а мамы уж нет.

Галина ФЕДОРОВА (МИНИНА).
192284, Санкт-Петербург,
Загребский бульвар, 5 -112.
«Судьба» № 49, 1998.
Поиск, которому нет конца.

Документ 17

В январе 1941 года мне исполнилось 13 лет. А в октябре этого же года все село, состоящее из трех деревень, стали сгонять под конвоем к железнодорожной станции Токари, что в Ленинградской области. Держали нас на этой станции, насколько я помню, не менее недели, а потом стали нас загонять как скот в телятники. Привезли нас в Петрозаводск, поместили в концлагерь № 5. Это бывший железнодорожный поселок, напротив вокзала. Первой жертвой нашей семьи стала моя пятилетняя племянница, дочь старшей сестры, звали девочку Валей. Шли холодные дожди, с крыш постоянно текло и в бараках невозможно было найти сухого места. Валя заболела воспалением легких и вскоре умерла. В сентябре 1942 года умерла моя мать. В январе 1943 года умер мой дядя, мамин брат Ульяшков Василий Михайлович, а затем – один за одним – мои друзья, товарищи, односельчане. Я остался один… Совсем один. Без отца я остался еще до войны, в пятилетнем возрасте. Мне скоро 70 лет. Когда я взял в руки вашу газету, меня словно током ударило. На снимке стоят дети и держатся за колючую проволоку. Я узнал наш лагерь в Пет-розаводске! Так и мы стояли, где находилась столовая и где жила охрана лагеря, здесь были ворота, здесь в один ряд проходила колючая проволока и мы стояли и ждали, когда солдаты бyдyт возвращаться из столовой и может быть кто-нибудь из них смилостивится и бросит нам галетину или еще чего…

Павел Васильевич ОСЬКИН.
ЕЕ2000, Республика Эстония,
г. Нарва, ул. Харидузе, 28-11.
«Судьба» №48, 1998.
Поиск, которому нет конца

Документ 18

Из ночных диалогов обитательницы детского (семейного) барака в Освенциме белорусской крестьянки Е. А. Федуро, которая, делая из дырявого тряпья разные забавные штучки, отвлекала малолетних соседей по нарам не только от мыслей о хлебе, но и от мыслей о смерти:
– Не хочу я, тетенька, спать. Ни вот столечко.
– Почему не хочешь? Ночь на дворе.
– Не могу…
– А ты глазены закрой и на другой бок повернись. Попробуй.
– Не буду пробовать. Меня маманя обидела.
– Чего сочиняешь-то ! Маманя его обидела. Ишь ты!
– Да, обидела. Днем хлебца обещала, а вечером померла. Аккурат перед ужином. Ее пайку чужим людям отдали.
– Вот ты о чем.
– Хлебца бы мне… Кусочек…
– Ты прости маманю. Не собиралась она помирать. Не собиралась. Точно тебе говорю. Так получилось.
– Все равно обидела. И меня и Настаську.
– А ты поплачь, поплачь за маманей. Не сдерживай себя. В такую минуту положено плакать. Где кручина, там и слезина.
– Нет у меня слезин. Нет, нет! Хлебца бы мне кусочек… Самую крохотулечку…
– Эк заладил: хлебца да хлебца. Думаешь Настаська – сестрёнка твоя
отказалась бы какую-нибудь корочку
пожевать? Не отказалась бы. А ведь не канючит – спит . Хоть и младше тебя.
– Да не спит она вовсе. Зачем ей спать? Мертвая она, Настаська-то. И уже остыла . Я трогал. Понятно?
– Будет болтать. Пошто она мертвая?
– Не веришь – сама потрогай. Протяни руку.
– И вправду – мертвая… И остыла… Свят, свят, свят…
– «На камин», должно, разом с маманей поедет .
– Кто ?
– Настаська наша. Я бы тоже с ней поехал. Страшно одному.
– Что за глупости! Возьми-ка лучше куколку и поиграй ею. Смотри, какая она у нас ладная да нарядная. Нравится?
– Я куколку Настаське на грудь положу. Заместо креста. Она любила твоих куколок.
– Ну, а сам-то с чем останешься?
– Потерплю до утра. А утром ты мне новую куколку соорудишь.
– Терпеть не надо. Вот тебе новая куколка. Спи.
– А я проснусь?
– Проснешься, проснешься. С куколками не помирают.

Постскриптум.
Елена Архиповна Федуро – жительница деревни Шаши Шумилинского района Витебской области. За связь с партизанами заключена в Освенцим. Номер татуировки 69928. Собеседник Е.А. Федуро – мальчик Витя, Виктор Васильевич Довгалев. Родился в 1936 году на Орловщине. Из партизанской семьи. Номер татуировки 149734. После войны работал на газоносных месторождениях Оренбуржья .

Ночной диалог записал
В.В. Литвинов
(Архивно-исследовательский центр МСБМУ. Киев, Украина).
«Судьба» №49, 1998.
Ты прости маманю.
Не собиралась она помирать

НАШ НЮРНБЕРГ 15-18

Другие статьи по теме

ВНИМАНИЮ КОРРЕСПОНДЕНТОВ ГАЗЕТЫ «СУДЬБА»

Извлечения из материалов и сообщений корреспондентов газеты «Судьба», присланные по электронной почте, смотрите на сайте ГАЗЕТАСУДЬБА.РФ

Читать далее...

НАШ НЮРНБЕРГ 9

КОНЦЕНТРАЦИОННЫЕ ЛАГЕРЯ, ОБРАЗОВАННЫЕ НА ТЕРРИТОРИИ БЫВШЕГО СССР В ПЕРИОД ОККУПАЦИИ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИМИ ЗАХВАТЧИКАМИ В 1941-1944 гг.

Читать далее...

НАШ НЮРНБЕРГ 1-4

Газета
жертв нацизма
о геноциде советских граждан в период немецко-фашистской оккупации 1941-1944 гг.

Читать далее...

НАШ НЮРНБЕРГ 23-26

Газета
жертв нацизма
о геноциде советских граждан в период немецко-фашистской оккупации 1941-1944 гг.

Читать далее...

НАШ НЮРНБЕРГ 27-30

Газета
жертв нацизма
о геноциде советских граждан в период немецко-фашистской оккупации 1941-1944 гг.

Читать далее...
Языки