№34-36 — Коллекция писем бывших малолетних узников фашизма из фондов газеты «Судьба» Государственного архива Республики Бурятия

В 2023 г. Государственный архив Республики Бурятия принимает участие в гранте «перекличка…..» реализуемым БФ газета «Судьба». В целях обеспечения доступа к уникальным архивным документам, их популяризации как часть грантового проекта была задумано — создание электронной коллекции писем бывших узников с последующим их представлением в сети Интернет.

В результате анализа архивных документов фонда № р -2105 «газета Судьба — издание международного Союза бывших малолетних узников фашизма» были выявлены 50 писем за период 1991-2004 гг.

В результате выполненной работы пользователям предоставлена возможность увидеть, как общий перечень документов электронной коллекции, так и получить доступ к электронному образу оригинала.

Электронная коллекция доступна на сайте газеты «Судьба» и Государственного архива Республики Бурятия www.gbu-garb.ru

Документ №34

Верю ли я немцам? Из письма-воспоминания бывшего узника О.А. Варганова в редакцию газеты «Судьба» о жизни в концлагерях, послевоенных годах, необходимости выплаты пострадавшим в годы войны компенсации Германией

Российская Федерация. Ленинградская область, 2000 г.

…Германия (ФРГ) это тоже многонациональная страна, мы просто привыкли называть всех немцами. Видимо они всех россиян объединяют как русских. Население Германии это чистоплотные, грамотные, сильные, предельно дисциплинированные, беззаветно любящие свою страну люди.

Все что я знаю из истории Германии с самых поздних времен, Германская нация всегда была послушна своим руководителям, всегда выносила все тяготы и лишения и выживала.

Видимо эта преданность, безропотное подчинение, организованность и умение мобилизоваться всегда использовались воинственными руководителями.

Германия воевала с перерывами, но всегда и со всеми, имела успехи, но в конечном итоге её всегда били, расчленяли, но она воскресала, объединялась и опять воевала.

Воссоединение Германии сделало её опять самой сильной страной в Европе, она опять имеет армию, она опять воюет, её практически никто не контролирует. Я уверен, что Германия вновь будет воевать за расширение своих границ. Сколько раз Германия воевала с Россией, а был период, когда все ключевые посты в руководстве Россией занимали немцы и войны не потребовалось. Я верю, что Германии Россию никогда не победить и уроки 1943-45 годов Германия будет помнить долго.

Но ведь были 1939-1942 гг. когда вся Европа была немецкой, или работала на Германию или воевала на её стороне. В России дошли до Волги, Москвы и Ленинграда. До 45 года Германия и немцы были одни после 45 года другие, после воссоединения третьи, а за время нашей перестройки они стали для России опять эталоном где мы учимся, как надо управлять страной и идем к ним за милостыней. Уже не Германия зависит от нашего мнения, а Россия от мнения Германии. Российским Газета Судьба писала, что Германия наравне с другими странами готова была платить компенсацию гражданам, но наше гордое правительство не позволило нищим русским победителям получать подачки от побежденной страны. А другие страны, хоть и жили лучше нас, не стеснялись, получали. Зато теперь, только после вмешательства Америки, мы просим, чтобы нас не забыли, и чтобы что-то получить идем на уступки опять же за счет тех же кому эта компенсация положена, но её не получали.

Выходит, что не только по вине Германии компенсация так запоздала в России. Я родился в январе 1940 г. так что я один самых молодых узников взять, но и мне уже более 60 лет. Если бы гордое правительство вместо Германии само своим гражданам выплатило в 2-3 раза больше-это был бы государственный шаг сильного государства. За эти годы во всех странах сменилось несколько поколений и правительств Германия за свои злодеяния в 1945 г. получила сполна от англо-американских бомбежек и от действия наших войск и контрибуцию с неё взяли сколько смогли. Просто одна Германия не могла покрыть долги всем союзникам. Но это было недолго. Германия возродилась из пепла так быстро благодаря своим же врагам, которые наперегонки старались доказать друг другу у кого лучше. Так и вышло что в побежденной, разбитой Германии жить стало лучше, чем в победившем СССР. Мне было всего год и восемь месяцев, когда 29 августа 1941 года немцы взяли нашу деревню Перевоз на реке Тосна в 30 километрах от Ленинграда и 30 августа они дошли до Невы.

Семью лишили дома, домашнего скота, имущества. Отца забрали в концлагерь. А 1944 г. семья оказалась в Германии в лагере Зееблиск г. Фридрихсхафен или заводе Майбаха. В лагере содержали в бараках на 2-х ярусных нарах. От обильной кормежки брюквой я уже был брошен в морг. Какое-то чудо спасло меня я не успел действительно превратиться в труп. Видимо это чудо заставило обратить на меня внимание, меня положили в больницу и какой то, именно немецкий, врач сделал мне операцию по выкачиванию легких- кажется у меня был плеврит. Так мне рассказывали родители. А потом при медосмотрах ренгенологи долгие годы спрашивали про пятно на легких.

Я сам помню бомбежку, когда загорелся санитарный барак, где лечили меня и я ползал по полу один в горящей комнате, опять меня спасли сами больные.

Помню, как ночами негры врывались в барак и с фонариками разыскивали женин. У негров очень ярко светились зубы от света фонариков.

Американцам тоже нужны были рабочие люди и нас только в сентябре передали советским властям. На мои запросы не отвечают.

Когда вернулись домой ни дома, ни деревни не было и нам никто ничего не компенсировал и не помогал.

Много было собрано и съедено крапивы и лебеды, а грибы и ягоды были лакомством. Черный хлеб с солью был вкуснее чем теперь торт, кусок жмыха вкуснее пирожного.

До 14 лет я ежегодно болел и лежал в больницах, но семь классов закончил, к поступил в монтажный техникум закончил и его. 18 лет проработал в Иркутской области, Ангарск, Черемхово, Бирюсинск, Тайшет, Иркутск, Усолье Сибирское.

Работал слесарем монтажником, мастером, прорабом, начальником монтажного управления. Имел из Москвы предложение стать управляющим треста, но вынужден был отказаться из-за состояния здоровья родителей.

Теперь дожил до пенсии, ветеран труда, признанный малолетний узник, но работаю начальником монтажного участка, пока не выгоняют, а жить без зарплаты даже не представляем как. Жена и тоже пенсионер, сын кандидат наук преподает в университете, заместитель декана факультета, а получает в вровень с моей пенсией и тоже не представляет, как жить без папиной зарплаты.

Так верю ли я немцам и могу ли им доверять?

Мы живем с другими немцами, которые не чувствуют за собой никакой вины. Для этих немцев благополучие своей страны, своей семьи куда дороже благополучия пенсионеров русских. Для них 10 миллиардов марок тоже не лишние, поэтому они и отказывались платить компенсацию и только под большим нажимом всех стран пошли на уступки, зато от Российских требований они отговорились бы полностью, но тут вмешалась Америка и под их давлением появилось соглашение, где и России обещано кусочек в 2 раза меньше чем Украине, более чем в два раза меньше чем Польше.

Когда это будет, сколько будет и сколько дойдет до конкретных людей, это ещё поглядим.

Я верю, что сильной стране Германия выплатила бы столько, сколько требуется и значительно быстрее.

Евреи и цыгане оказались самыми потерпевшими. Весь золотой запас Германия отобрала от них, а сколько вывезено из России посчитать и доказать некому. Я очень верю в свою страну, которая станет той Россией на кого смотрят, кого слушают и чьи требования выполняются…

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.82. Л.8-9.

Документ №35

Из письма помощника председателя Союза бывших узников в Эстонии В. Вайне, о состоянии дел в организации, воспоминаниями о пребывании в концлагерях

Эстония, 2000 г.

… наш союз существует более 10 лет, за это время произошли большие изменения, от союза отделились евреи, политические узники, цыгане, нас стали делить по годам рождения, а в Эстонии еще и по коренному признаку, поясню, что это за признак.

Коренными считаются те, кто жил в Эстонии до 1940 года, они пользуются всеми правами их защищает Эстонское Правительство.

Среди наших узников таких не осталось. Мы некоренные, нам всем, чтобы стать гражданами Эстонии, надо сдавать государственный экзамен на знание Эстонского языка, надо получить разрешение на временное, потом постоянное проживание в Эстонии, надо просить разрешение на работу, без выполнения этих требований на работу никуда не возьмут и пенсии не дадут.

Все временные разрешения, надо периодически и своевременно обновлять, иначе теряете право на пенсию, а новые требования становятся строже.

Поэтому наши свалки и мусорные контейнеры оккупировали бомжи, а в департаментах гражданства и миграции километровые очереди. Нормально похоронить человека невозможно, все очень дорого.

Не по своей воле мы оказались за границей.

Чтобы выглядеть респектабельно перед Европейским Союзом, куда Эстония хочет вступить, в Таллинне развешаны рекламные щиты якобы доказывающие равноправие эстонцев и русских «Индрека и Владимира знаешь? это примерно, как «Адольфа и Иосифа знаешь?» …

В Эстонии нас, бывших узников фашизма, лишили всех льгот. У нас больше нет права бесплатного проезда на общественном транспорте, нет льгот на оплату за квартиру, тепло, воду и коммунальные услуги, госпошлина только за обращение в архив 50 крон. а справка финляндского архива стоит от 130 до 210 финских марок.

Теперь наша жизнь в самостоятельной Эстонии очень тяжелая.

Те эстонцы, которые по призыву Гитлера уехали в Германию до Великой Отечественной Войны получили там, уже в те времена, компенсацию за оставленное имущество и дома, а сейчас в Эстонии им эти дома и земля возвращаются или компенсируются, а проживающие в них люди выселяются.

Прибыв в Таллинн, во время отсутствия Юлии Никитиной, представители БФ после встречи с местными «координаторами», «ознакомились» с документами, советского периода, по угону в Германию и Финляндию жителей Ленинградской области по ним выяснилось, что Ингерманландские финны подвергались выселению «добровольно».

К сожалению, таких «добровольных» выселений целых народов в истории гитлеризма-сталинизма предостаточно. Это испытал и эстонский народ, и не раз…

Сделав такое «открытие» при помощи наших коренных узников, представители БФ словесно запретили Юлии Никитиной принимать новые документы от Ингерманландцев. Такого письменного указания нет до сих пор. Теперь оказалось, что деньги в БФ «кончились» и финнам, сдавшим документы раньше, будут выдавать только по 300 немецких марок, а малолетним узникам по 600 ДМ.

Что-ж, и на этом Спасибо, может на похороны хватит… Правда некоторые и этого не получили.

Что им теперь ответить? Как быть с собранными документами? Куда их направлять?

А как отказать престарелым и больным людям потерявшим Родину, свой язык, свою Веру и национальную культуру, свои дома и поколениями нажитое добро, оказавшимися двойными Узниками сталинско-гитлеровского режимов, а сейчас незаслуженно выслушивающих упреки и оскорбления местных националистов, мы Ингерманландцы рассеяны по всему миру как евреи, но к сожалению мы не такие умные, шутка. Мы безусловно пострадавшие это доказано на Нюрнбергском процессе, но подать иск в международный суд у нас нет средств.

Я один из тех «добровольно» выселенных в Финляндию в 1942 году, мне тогда шел седьмой год и я прекрасно помню все: кроме того у меня имеются архивные документы и свидетельские показания о той «королевской жизни» узников, бывших со мной в концентрационных, карантинных и пересыльных лагерях.

В марте месяце 1942 г. немцы арестовали моего деда Ингерманландского цыгана Оронен Адам Семеновича рад, 1880 г. и хотели расстрелять на месте, но отстоял и спас его наш сельский староста. Деда отправили на принудительные работы. В апреле арестовали всю семью, дом деда сожгли нас погрузили в товарные вагоны и повезли неизвестно куда, оказалось в Эстонию, часть эшелона выгрузили в концлагере Раквере, а нас привезли в концлагерь Палдиски это было в начале мая 1942 г. Эшелон принимали эсэсовцы в черкай форме, затем после длинной очереди и сдачи ценных вещей люден погнали в общую баню, всех вместе мужчин, женщин и детей.

Потом нас разместили в длинных деревянных бараках Пыллкюла, Рае 16 кормили баландой заплесневелым с опилками хлебом. Мы, дети, ели еще траву, растущую у бараков и канавах.

Иногда        нашим матерям удавалось пролезть за колючую проволоку, чтобы просить милостыню на ближайших хуторах, местные жители сочувствовали и кое-что давали, но при возвращении влагерь бедных женщин хватали охранники из Омакайтсе, все отбирали, избивали и насиловали. Эти охранники были опаснее и хуже немецких солдат.

Примерно через год нас перевели в концлагерь Клоога, у озера, здесь оказалось много евреев, со звездами Давида на спинах, я сам видел, как охранники били их прикладами за то, что они выбегали из колонн и умоляли дать что-либо съестное. В этом лагере погибли мой брат Юхо, сестра Ида и дедушка Адам, там нас держали до декабря 1943 года. Народ шептался, что у детей берут кровь для немецкой армии, а трупы погибших сбрасывают в болотистое озеро. Много людей сожгли. в поленницах и бараках.

Перед Новым 1944 Годом нас, оставшихся в живых, погрузили в трюм корабля «Вяйнамойнен» и в штормовую погоду привезли в Финляндию.

Здесь нас встретил будущий президент этой страны Юхо Кусти Паасикиви он произнес речь и проходя мимо меня остановился, погладил по голове и сказал по-фински «Kiltti роiка“- хороший мальчик.

Оттуда Нас забрал к себе один финский хозяин я помню, как однажды, мать варила мыло этому фермеру из его подохшей собаки, жизнь и здесь не была легкой.

Затем пошли слухи о возвращении на Родину, обещали всех вернуть домой, но обманули. В Выборге закрыли вагоны снаружи и открыли только в Калининской обл. таким образом мы стали двойными узниками. Родителям поставили в паспорт 38 статью.

«Прибыли из Финляндии не выезжать из Калининской обл.».

Теперь наш Ингерманландский народ, как и евреи, разбросаны по всему миру. Нас много в Сибири, в Казахстане, в Канаде, в Эстонии, но не в бывшей Ингерманландии, говорят, что те, кого депортировали, сейчас в Ленинградской области, получают нормальную помощь и компенсацию.

Если сравнить нами перенесенные страдания с лишениями местных эстонцев, то получается, что они вернулись на свою Родину и в свои дома, а мы остаялись изгоями и двойными узниками.

Сейчас, Ингерманландские финны реабилитированы Правительствами Российской Федерации и Эстонии, но это, не дает покоя некоторым завистливым и жадным националистам, они везде ищут компромат и пишут жалобы не замечая, что времена меняются.

Пишу это письмо от имени всех узников-жертв, принятых на учет в братстве «Ингер». Мы являемся Отделением Эстонского Союза бывших малолетних узников фашизма…

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.82. Л.73-75.

Документ №36

Из письма-воспоминания малолетнего узника Р.П. Воскобойникова о пребывании в концлагере «Алитус», поиске информации о пребывании в концлагере, получении статуса «узника»

Украина, 2000 г.

…В мае 1943 г., меня в возрасте 5 лет с мамой Воскобойниковой Наталей Павловной 1914 г. рождения и младшей сестрой (умерла в концлагере Шауляй) взяли в плен из Бренских лесов немецко-фашистские захватчики, где мы находились вместе с партизанским соединение Ковпака с начала оккупации нашего Середино-Будского р-на Сумской области. Мы жители села старая Гута этого района.

Нас пригнали сначала в Суземку, поставили под расстрел как соучастников партизан, но в последний момент по чьему-то указанию отменили, расстрел отменили нас погнали на станцию погрузили в товарняки и в составе с техникой и солдатами немецкими, чередуя через вагон, два, с надписью на вагонах с «Пушечным мясом» т.е людьми, большими буквами «Курва партизан» повезли на восток, мы чудом конечно остались в живых.

Затем нас вернули назад в Локоть.

А с Локтя перегнали на станцию «Брасово». Дня через три кого не успели расстрелять погрузили в товарные вагоны и повезли, куда, мы узнали уже при выгрузке, оказалась в Литву.

Пригнали нас к какому-то бараку, похожему на конюшню. Рядом были кирпичные строения за проволокой, оказалось это концлагерь Алитус. Нас в этих конюшнях продержали с неделю. Стены в конюшне были обписаны кровью В последствии мы узнали, что до нас там содержали военнопленных

Опять вывели и погнали на станцию, погрузили в товарняки и привезли в концлагерь «Шауляй» где мы находились до самого освобождения нашими войсками в 1944 г. С радости, конечно, люди ни о каких документах и не подумали все спешили побыстрее убежать с этого страшного места. Где мы испытали и голод, и холод. Моя младшая сестра с голода в Шауляе умерла. Уже после узнали, что мы были обречены на смерть. Чудом остались живыми. По возвращению в село Старая Гута тоже никто нигде ничего не говорил, где были. Боялись. Время было такое.

Статус узника я и другие жители нашего села получили на основании свидетельских показаний. Первую компенсацию я получила. А вот сейчас, наш Украинский фонд «взаимопонимания» готовит документы на выплату второй компенсации и в анкете, которую нам вручили, свидетельские показания, не подтвержденные архивными данными в расчет, не берут.

Я писала в Госархив Литвы, они ответил, что документы немецких концлагерей для гражданского населения на хранения в архив не поступали, хотя наши люди, которые остались после освобождения в Литве документы нашли. Они пишут, что очень много мешков этих документов в архиве стоит, но с ними никто не работает.

Писала я и в Германию в Международную службу розыска, ответили просим Вашего терпения — ждите значить. В областном архиве, но месту жительства тоже никаких данных нет…

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.82. Л.70-71.

Другие статьи по теме

Новая книга малолетнего узника Брянской тюрьмы гестапо Василия Афонина

Вопрос Путину

Заместителю Руководителя Администрации Президента Российской Федерации – пресс-секретарю Президента Российской Федерации ПЕСКОВУ Д.С. Уважаемый Дмитрий Сергеевич! Прошу предоставить возможность представителю газеты «Судьба» задать вопрос Президенту Российской Федерации Путину В.В. на его очередной…

Читать далее...

Фашисты закопали живьем 214 детей в Ейске

Шокирующие документы о зверствах немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны обнародовали сотрудники УФСБ по Краснодарскому краю. В них содержатся подробности массового убийства воспитанников детского дома. Жертвами жестокой расправы стали…

Читать далее...

«Старая пластинка» пришлась по душе старшему поколению

Увлекательная музыкальная программа возобновилась для участников проекта  «Жить долго и активно: новые возможности для жителей Петрозаводска, пострадавших от национал-социализма». Музыкальную программу из цикла «Старая пластинка» ведет старший библиотекарь Национальной библиотеки…

Читать далее...

Мост памяти

Социальная акция в честь 75-летия с начала Великой Отечественной войны Свердловская региональная общественная организация «Дорогами добра» провела социальную акцию «Цветы войны», приуроченную к 75-летию с начала Великой Отечественной войны.

Читать далее...
Языки