Война детей после войны

9-го мая 1945 года закончилась Великая Отечественная война для страны, для взрослых, но не для подростков. Они по-прежнему «воевали», готовились к новым сражениям, устраивали настоящие бои. Сколько мальчишек подорвалось на разминировании боеприпасов, которые хранит земля до сих пор. Младшие дети завидовали старшим, которые помогали партизанам и подпольщикам, сожалели, что война рано закончилась, что не успели они подрасти, чтобы поддать фашистам жару. Для них величайшим подарком было заиметь солдатскую пилотку или ремень. Жажда мести была таковой, что, например, немецких военнопленных пришлось усиленно охранять от детей. Приведём несколько подобных случаев..

В 1947 году в село Алтайское Бийского района привезли  70 сирот детей немцев Поволжья и детдомовцы-старожилы сразу решили их уничтожить. Персонал детдома и его директор были квалифицированные специалисты, но и они не смогли  предусмотреть такой оборот событий. Так случилось, что директор детдома была на совещании, а  воспитатели не провели с детьми разъяснительную работу, что немцы наши, советские, можно считать русские, отцы некоторых детей погибли на фронте. Но дети этого не воспринимали и жаждали мести. Одно слово – немец, вызывало у них  страшную злобу. В селе не было электричества, комнаты освящались керосиновыми лампами, они стояли в коридорах на полочках. Ночью старожилы-детдомовцы пошли на новичков. Лампы сразу слетели на пол и разбились, и в темноте разгорелся настоящий «бой». Из района на помощь была мобилизована милиция, райкомовские работники и колхозные трактористы  (в ту пору трактористы были на особом военном учёте). У многих детей на всю жизнь остались шрамы. («Муровейник Василия Ершова», «Родина», № 3, 2020, с.54-60) 

Или другая история.

На экраны страны в 1948 году вышел фильм  по роману А. Фадеева «Молодая гвардия» режиссёра С.Герасимова, в котором роль предателя, выдавшего подпольщиков, исполнял Евгений Моргунов. В одном из городов на кинопремьере с присутствием артистов, группа местных ребят решила наказать экранного «предателя».  Они выследили Моргунова, повалили на землю и огрели его чурбаном по голове. На помощь пришел Владимир Иванов, который сыграл Олега Кошевого.

Увещевания детей, что это только исполнитель роли предателя, никакой связи не имеет с настоящим предателем, не убеждало их. Они были полны решимости реализовать свое желание, парируя: «Хорошему человеку роль предателя не поручат исполнять. Предатель не должен ходить по нашей земле»

В невероятно тяжёлых эмоциональных условиях проходили и сами съёмки финальных сцен фильма, которые проходили в Краснодоне. К месту киношной казни стали заранее приходить родственники погибших юных подпольщиков, жители города, они и стали массовиками без объявления. Сергей Герасимов понял, что снимать финальную часть этого фильма следует с первого раза. Дубль не выдержат родственники и сами артисты. Вот такую задачу поставил режиссёр перед артистами, которые заслуженно получили Сталинскую премию, кроме Евгения Моргунова. Сыграло в этом роль и мнение детей. Евгений Моргунов получил около трех тысяч писем. Большинство из них оскорбительного характера, а он только радовался. Таково эмоциональное воздействие на юных зрителей данного кино. В Китае этот кинофильм обязателен для просмотра школьниками. Только на таких примерах можно воспитать патриотов. Мы же Олега Кошевого, которому на момент казни не исполнилось и 17-и лет не считаем юным героем. Его пытали калёным железом, выкололи один глаз, он стал седым за одну ночь, но юный герой не проронил ни слова, не выдал подпольщиков. Как показал на допросе позднее пленённый фашистский офицер, во время одной из пыток, Олег Кошевой  выкрикнул: «Все равно вы погибните, фашистские гады! Наши уже близко!»

Припомню один из эпизодов личной жизни.

В борьбе с прислужниками фашистов в нашей деревне, в которой я провёл детство после возвращения из концлагеря, принимал участие и я. Фронт задержался на реке Проня на девять месяцев, и деревня оказалась передним краем немцев, а за рекой в лесах накапливали силы наши войска. Фронт стоял, но ежедневно проходили события, которые в сводках Совинформбюро проходили под рубрикой боёв местного значения. По этой причине мин, снарядов и других боеприпасов в земле осталось предостаточно. Отыскать их не представляло труда.

В деревню возвратился полицай, отпущенный  то ли по амнистии, то ли в его освобождении постарались родственники. Взрослые посудачили-посудачили, да умолкли. Иного мнения были подростки, среди которых были и связные знаменитого партизанского полка «Тринадцать» под командованием прославленного организатора партизанского движения С.В.Гришина. На своём совещании ими было принято решения – травить полицая морально. Была выработана программа определенных действий. При появлении полицая на улице, выбирать моменты, когда поблизости не будет других взрослых, идти за ним и перечислять замученных полицаями жителей деревни.

Полицай укрылся за  забором. Но и там его достали, как только он появлялся в огороде. Не стал для него укрытием и дом, который стоял на краю оврага, и к нему кустами можно было подобраться  с двух сторон. С наступлением темноты  через забор перебрасывались самодельно изготовленные взрывные устройства, раздавались выстрелы из различных приспособлений для стрельбы. Патронов советских, особенно немецких, было предостаточно.

Недолго промаялся полицай.

Деревня ещё и в послевоенное время придерживалась общинных правил: детей наказывали за не уважительное отношение ко взрослым. В данном случае не последовало с их стороны ни одобрения, ни порицания.

Некоторые читатели этих строк могут возмутиться, что я не раскаиваюсь в этих поступках. Чтобы понять моё состояние, представьте, что занятия с вашими  детьми будут проходит в помещении, стены которого будут увешаны картинами с изображением мертвецов.

Рядом со мной сидели с траурными лицами  две девочки-близнецы, которых  растила тётя. Вот кто остался от их многочисленного рода. Я не помню – проводили ли с нами учителя какую-либо разъяснительную работу, но в моей памяти не сохранились случаи  смеха в классе.

***

Уже с первых дней войны фашисты встретили сопротивление не только со стороны коммунистов и комиссаров, как вещал Геббельс.

Пока мы отступали для моральной мобилизации солдат по отпору врагу приходилось издавать грозные приказы, вплоть до знаменитого приказа за № 227. Почему в таких приказах отпала необходимость, когда фашистов стали гнать на Запад? Солдатский же материал не изменился, даже помолодел. Почему политрукам стало легче выполнять свои обязанности?

Страдания детей стали мобилизующим фактором для советских солдата. Когда началось изгнание фашистов с нашей земли, при виде  изуродованных, изможденных  детей за колючей проволокой, живых трупов, некоторые солдаты падали в обморок. У многих бойцов семьи остались на оккупированной территории.

Смерть на войне являлась обычным явлением, остаться в живых было наградой, перстом судьбы. К смерти психика адаптируется.    Убитые дети – нет большего страдания и укора для советского солдата. Руки невольно сжимали автомат и звали к мщению. Эта рубрика стала ведущей в фронтовых газетах. Советское командование вынуждено было распорядится, чтобы войска не заходили в концлагеря, обходили их. Узниками занимались специально созданные тыловые части. Кто видел страдание детей, тот и по прошествии многих десятков лет не может без содрогания рассказывать об этом.

Не могу в этой связи забыть передачу по НТВ 23 февраля 2009 года «Ржев. Неизвестная битва Жукова». Прошло уже более 60 лет, казалось бы, с немецкой стороны должно было быть покаяние за принесенные страдания советскому народу, особенно детям. Этого в передаче не прозвучало. Выступавший с немецкой стороны участник боев за Ржев, говорил, что они выполняли солдатский долг, защищали Германию.

Какого черта долг, с каких пор Ржев стал немецкой территорией?

Как это соотнести с многочисленными утверждениями, что немецкая сторона покаялась перед нами, малолетними узниками.

С советской стороны выступал Герой Советского Союза Владимир Карпов, который, чтобы попасть на фронт, «дослужился» до дисбата. Он рассказывал о самом страшном подо Ржевом, что его, как участника, поразило. На его глазах фашист вытащил женщину из дома и начал ее насиловать. Но ему мешал маленький сынишка, который защищал свою мать. Разъяренный фашист схватил его за ноги и со всей силой ударил  головой об угол дома. Подоспевший Карпов убил фашиста. Он рассказывал, запинаясь. Катившиеся по его лицу градом слезы мешали говорить.

***

Размышляя над проблемами патриотического воспитания, всё больше прихожу к мнению — следует в корне менять методологию организации патриотического воспитания. Для этого надо отказаться от рассмотрения истории Великой Отечественной войны через призму «Победа – поражения». Это дело военных, но такая методология ущербна и приводить к новой войне. Нынешняя обстановка не только в нашей стране, но и во всём мире её порождение. Мы засиделись на игле Победы. Войну следует рассматривать с более широких позиций — с позиций народа, озвученных  Патриархом Всея Руси Алексием ІІ в беседе с журналистами: «Война для страны и народа – это трагедия и в тоже самое время это испытание патриотизма, любви к Отечеству и к своему народу.»

И ещё одно обстоятельство следует иметь ввиду. Для взрослого человека и ребенка трагедия войны имеет отличительные последствия. Для взрослого человека она проявляется в физических травмах, Для ребёнка всякая физическая травма порождает не меньшую душевную травму. Если над ребёнком, особенно девочкой,  в детстве совершил насилие взрослый человек, то эта душевная рана уже не зарубцуется. Любой взрослый, даже близкий человек для них до конца жизни будет представляться насильником,. Они не смогут вести полноценный образ жизни. По этой причине у абсолютного большинства малолетних узников, особенно женщин, не сложилась личная жизнь, причём они не могут объяснить причину этого, винят себя, что не сумели сберечь семью.  Если бы нас, малолетних узников, понимали, прислушались к нам депутаты, они бы не были так снисходительны к педофилам и семейным дебоширам.

Выступления малолетних узников молодёжь воспринимают   чувствительнее, чем выступления взрослых, так как по законам детской психики они переносят услышанное и на себя. Что такое могло случится и с ними, живи они в то время.    

Поэтому главное обвинение войне – преступление против детей. Это подтверждено и решениями Нюрнбергского трибунала. Американцы и англичане делали всё возможное, чтобы приглушить преступления фашистского руководства. Только когда советская сторона стала демонстрировать суду живых экспонатов в лице малолетних узников, Нюренбергский процесс закончился вынесением смертных приговоров. На одном из заседаний трибунала выступала узница Освенцима, уроженка Шумилино Витебской области Зинаида Васильевна Лишакова с рассказом о зверских медицинских опытах, которые проводил над узниками фашистский изверг-врач Менгле, избежавший возмездия. Он проводил на заключенных опыты, направленные на увеличение рождаемости и уменьшение числа генетических отклонений у арийской расы. Узники называли его «Ангел смерти», «Посланец сатаны», «Доктор Ужас», «Доктор Смерть». 

Доктор «Смерть» анатомировал живых младенцев. Без обезболивания кастрировал мальчиков и мужчин. При помощи рентгеновского излучения стерилизовал женщин. Подвергал узников ударам тока. Изучал влияние на людей различных химикатов. Проводил эксперименты над горбунами, лилипутами и близнецами (например, попытался сшить между собой цыганскую двойню. Когда связная партизанского отряда Зинаида Лишакова возвратилась домой, её не узнала даже мать, а увидев её тело – упала как подкошенная, её парализовало. В течение 20 лет Зинаида ухаживала за парализованной матерью, ютясь в сарае, приспособленном под жильё. И только, когда она написала сыну палача Менгле, оправдывавшего отца, открытое письмо, опубликованное в Центральных газетах и зарубежных СМИ в 1985 году, ей выделили однокомнатную квартиру. В сентябре месяце 2004 года тихо и малолюдно похоронили Великую мученицу – жертву фашизма Зинаиду Максимовну Лишакову.

Чтобы читателю более зримо воспринять трагедию детей концлагеря Освенцим, приведём переживания первого советского коменданта этого концлагеря. Елисветский Владимир Давидович, осматривая бараки, ужаснулся, а когда вошёл в детский барак, нервы не выдержали. Вот что он писал жене через несколько дней: «За три с половиной года войны я видел много ужасов и кошмаров, но то, что я лично видел в Освенциме, этого нельзя было себе представить даже при самой невероятной фантазии.

 Ненуся, родуночная моя! Может я не должен был тебе писать этого, но поверь, я не могу не поделиться с тобой. Четвертый день, как не ем, спать не могу. Я даже смеяться перестал. Я серьезно заболел. Как жаль, что я не обладаю даром слова и не владею пером.  А то бы я все то, что видел, описал бы в печать, чтобы все читали, чтобы все знали, что такое немец, ибо до сих пор мы еще, оказывается, по-настоящему не изучили этих двуногих зверей. Теперь я только убедился, как бледно описывают в печати наши репортеры все ужасы и кошмары, чинимые немецкими зверями. Ведь если описать простыми словами то, что я видел, так люди бы, читая, рыдали.»

Для  понимания истоков событий в Купаловском театре, которые могут ещё раз произойти в  театральной среде, штрихами напомним биографию малолетнего узника Николая Николаевича Ерёменко-старшего, долгие годы возглавлявшего театральное общество и начинавший свой путь актера в Витебском Национальном академическом драматическом театре имени Якуба Коласа, работал там  с 1947 по 1959 годы.  

Николай Николаевич Ерёменко-старший родился 17 июня 1926 года, его родители были родом из Витебской области. Когда началась война хотел уйти добровольцем на фронт, но по возрасту не подходил. Тогда он поделал паспорт и приписал себе три года.  Попал в плен в июне 1942 года в районе Вязьмы. Несколько раз пытался бежать, но не удачно. Известно, что после каждого побега режим содержания пленного ужесточался. Мать получила на него похоронку. При возвращении на родину его едва не расстреляли свои, приняв за предателя. Уже поставили к стенке, спас проезжавший генерал, поверив его рассказу.

Прочитав несколько раз опубликованный в 1961 году в «Литературный газете сценарий будущего фильма С.Герасимова «Люди и звери», во многом автобиографичный, увидев себя в главной роли, решился обратить к Герасимову с предложением – пригласить его на пробы. Герасимов по одному рукопожатию определился с выборов главного героя. В своих мемуарах он пишет об этом: «При первом же знакомстве, едва пожав руку совершенно незнакомому мне ранее человеку, которого только однажды я видел в Минске в одном из спектаклей, я увидел в нем единственного и лучшего исполнителя роли Павлова. И больше никого не стал искать на эту роль. Должен сказать, что я не разочаровался в нем ни на минуту — налицо было счастливое совпадение человеческой натуры и роли, которое, на мой взгляд, единственно подготавливает успех всей работы актера в кино.»

Фильм имел огромный успех, Ерёменко стал узнаваемым, но в ту пору тема о военнопленных ещё была табуированной, поэтому фильм не смог стать событием мирового кинематографа.

Кто же является образцом для подражания  у нынешней труппы Витебского театра? – Фашистский преступник Франтишек Олехнович. На государственные средства  9 марта 2017 года актёры театра, государственного учреждения, посетили в Вильнюсе могилу одного из самых плодовитых фашистских публицистов времён оккупации Франтишка Олехновича (1883–1944) и возложили венок. На сайте театра было размещено подробное описание поездки со множеством фотографий на фоне его могилы. Более того, на главной сцене театра ставили пьесу фашиста «Тень мысли нашей…», чтобы, как пишут на официальном сайте заведения, обратить внимание общественности на имя драматурга и его творчество. Содействовать его возвращению в белорусскую культуру.

И это не единственный фашистский преступник, которого прославляют государственные структуры. Такие поступки оправдывает, например, в ответе от 28 декабря 2020 года на моё письмо заместитель Министра культуры Беларуси В.И.Громада.  Вскоре пошел на повышение.

Не могу понять близорукости идеологического корпуса Витебской области, которые допустили такие безобразия. Каждый глоток воздуха, каждая горсть земли области ещё пропитано войной. Если этого не понимают местные власти, и им не под сказали вышестоящие, напомню некоторые факты. Больше всего «Хатыней» в Витебской области -220 из  619 по республике. В одном Верхнедвинском районе таких деревень 69.

  Если мы говорим о жертвах, то среди всех народов СССР пострадали больше белорусы – погиб каждый третий, а в Витебской области каждый второй.

В своей злобе фашисты применяли и другие меры наказания витеблян. Они направляли их в самые страшные концлагеря Прибалтики. В Алитусе их очень много было. Но в советское время эту тему не хотели поднимать.

Вспомним мемориал «Хатынь». Главным и первым экспонатом психологического воздействия  на посетителей производит скульптура дедушки, держащего на руках обгоревшего внука. Каждому посетителю в любую пору года  чудится запах гари.

В Белоруссии в июне 2007 года открыта еще одна «Хатынь», только детская, в деревне Красный Берег Жлобинского района Гомельской области. В этом детском концлагере детей подвешивали под мышки и  варварскими «научными» методами выкачивали всю кровь, до последней капли. Но и в этом концлагере первым психологическим элементом является – школьная доска, на которой записано предсмертное письмо отцу школьницы узницы из Лиозно Витебской области Кати Сусаниной, которое она написала от безысходности, наложив на себя руки.

Первый директор детской Хатыни уволился. Не выдержав нервного напряжения не только от чтения письма по ходу проведения экскурсии, но и реакции экскурсантов – на первых порах постоянно дежурила скорая помощь. Теперь организованных посетителей психологически готовят заранее, и рекомендуют принять успокоительные лекарства перед началом экскурсии.

Судьбы Кати Сусаниной и Зинаиды Лишаковой должны стать известными как и дневник ленинградской блокадницы Тани Савичевой. Для этого в каждом музее истории Великой Отечественной войны главным залом должен стать зал, в котором рассказывается о преступлениях фашистских извергов против детей, а не рассказывать бегло историю войны. Это прерогатива школы.

О что ещё показывать в этом зале? К сожалению, детский сегмент войны сознательно не изучался и известны многие  подвиги детей, за которые бы взрослому присвоили звания Героя, но только не детям. Например, семнадцатилетняя белорусская партизанка Римма Шершнева первая и единственная женщина, которая своим телом закрыла амбразуру вражеского дзота 6 декабря 1942 года, и тем самым обеспечила успешное завершение важной партизанской операции, спасла жизнь многим партизанам. О её подвиге 21 марта 1943 года сообщало Совинформбюро. Почему подвиг юной партизанки замалчивается?

В военное время  такую позицию ещё можно как-то понять. Согласно Международной конвенции, запрещалось  привлекать к участию в военных действиях лиц моложе призывного возраста, т.е. восемнадцати лет.  Как утверждают многие очевидцы, в начале войны был издан секретный приказ, в котором предписывалось не показывать участие детей в боевых действиях, не вносить их в списочный состав партизанских отрядов, чтобы не давать лишний повод геббелевской пропаганде. По указанной причине только детям героям  из героев присваивали высокие звания, или когда их подвиг получал широкий общественный резонанс, как подвиг “Молодой гвардии”. В реальной жизни многие заслуженные герои подростки остались безымянными, что лишний раз подтверждает и серия безымянных фотографий, помещенных в №4 журнала “Родина” за 2005 год.

Только недавно узнал, что в Белоруссии проживал самый молодой полный кавалер орденов Славы Кузнецов Иван Филиппович, который за три месяца получил три ордена. Родился он в декабре 1928 года, награждён орденами Славы: третьей степени январь 1945 года; первой  — апрель 1945 года. С 1969 года жил в Борисове. Умер в 1989 году.   

В Белоруссии с опозданием на многие десятки лет проводятся мероприятия по исследованию геноцида белорусского народа в годы Великой Отечественной войны. Проводится много круглых и других столов, но сценарий прежний – малолетних узников не замечать, Мартынова не приглашать, а если появится – слово не предоставлять. Малолетние узники могли бы многое рассказать и поставить вопросы по геноциду белорусского народа, исследование которых комиссия не предусматривает. Один из них — преступление против детей. Имеются сведения, что когда фашистскому командованию открылись масштабы участие детей в сопротивлении фашистам, был отдан приказ об их тотальном уничтожении, особенно мальчиков. «Весной 1943 года 40 младенцев палачи бросили в колодец деревни Ухвалы Крупского района, а 2128 детей утопили в реке Свольне, 60 мальчиков и девочек 8—12 лет живыми закопали около деревни Палыковичи Могилёвской области. Только в Брестской, Бобруйской, Полоцкой и Полесской областях было повешено, сожжено, расстреляно 63920 детей. («Правда», №69, 2—3 июля 2019 года.)

Откладывать вопросы патриотического воспитания молодёжи на потом – способствовать поражению России и Беларуси  в бушующем пламени информационной войны.

Иван Мартынов

член Центрального совета Международного союза
бывших малолетних узников фашизма (МСБМУ).
Проживает в Могилёве (Беларусь).
Малолетний узник фашизма.
Родился в концлагере «Димитравас» (Литва).
Невольный доктор Вермахта. Немецкие врачи детскую кровь брали в Паланге.
Обозреватель газеты «Судьба», единственного в мире издания жертв нацизма.
Кандидат физико-математических наук.

Прилагаю план мероприятия, на которое мне удалось проникнуть, но выступить не дали. В то же время предоставили возможность выступить другим лицам вне плана.

Могилевская городская организация Белорусского общественного объединения ветеранов

План

проведения заседания круглого стола с активом ветеранов города Могилева «Геноцид белорусского народа в годы Великой Отечественной войны».

26 мая 2021 года, в 11.00, актовый зал горисполкома

  1. Вступительное слово заместителя председателя Могилевского городского исполнительного комитета Галушко Аллы Александровны.
  2. «Победа советского народа в Великой Отечественной войне» — выступление заведующего кафедрой археологии, истории Беларуси, специальных исторических дисциплин, кандидата исторических наук, доцента УО «Могилевский государственный университет им. А.А. Кулешова» Табунова Василия Васильевича.
  3. «Геноцид белорусского народа в годы Великой Отечественной войны на территории города Могилева» — выступление прокурора города Могилева Боровского Александра Геннадьевича.
  4. Заключительное слово заместителя председателя Могилевского городского исполнительного комитета Галушко Аллы Александровны

На заседании присутствует начальник отдела идеологической работы и по делам с молодежью Батищева Ирина Анатольевна.

З.В. Пенькова
Председатель городского совета ветеранов

Другие статьи по теме

Помним тебя, малыш!

Дорогие друзья! Поздравляем вас с Международным днём освобождения узников фашистских концлагерей! Всем Здоровья и Добра!

Читать далее...

Увековечим имена евреев, расстрелянных гитлеровцами под Сталинградом!

29.11.2016г. председатель Совета Волгоградского еврейского общинного центра Яэль Иоффе встретилась с начальником отдела социальной политики Администрации Октябрьского района Волгоградской области Викторией Власовой. «Произошел очень конструктивный диалог, — отметила рабанит Яэль,…

Читать далее...

Дочь защитника Брестской крепости

Зинаида Андреевна родилась в 1933 году. Ее родители корен­ные ленинградцы. Отец — офицер Красной Армии. Семья старше­го лейтенанта Андрея Ранцева 22 июня 1941 года находилась по месту его службы в городе Бресте. В этот же день после кровопро­литных боев Брест был взят.

Читать далее...

 Правда об освобождении Освенцима Красной Армией

29 января 2019 года Московская областная организация бывших малолетних узников фашизма (МООО БНУФ) провела в Музее Победы памятное мероприятие, посвященное освобождению фашистского концлагеря Аушвиц — Биркенау (Освенцим)

Читать далее...

22 июня 2021 года. Киев. Жертвы нацизма

Языки