№97-100 — Коллекция писем бывших малолетних узников фашизма из фондов газеты «Судьба» Государственного архива Республики Бурятия

В 2023 г. Государственный архив Республики Бурятия принимает участие в гранте «перекличка…..» реализуемым БФ газета «Судьба». В целях обеспечения доступа к уникальным архивным документам, их популяризации как часть грантового проекта была задумано — создание электронной коллекции писем бывших узников с последующим их представлением в сети Интернет.

В результате анализа архивных документов фонда № р -2105 «газета Судьба — издание международного Союза бывших малолетних узников фашизма» были выявлены 50 писем за период 1991-2004 гг.

В результате выполненной работы пользователям предоставлена возможность увидеть, как общий перечень документов электронной коллекции, так и получить доступ к электронному образу оригинала.

Электронная коллекция доступна на сайте газеты «Судьба» и Государственного архива Республики Бурятия www.gbu-garb.ru

Документ № 96

Из письма бывшей узницы М.А. Шихиной c воспоминаниями о пребывании в Германии на принудительных работах

Российская Федерация, 2006 г.

Я ежегодно получено нашу газету, а распространителем Судьбы» в городе Александрове является наш всеми уважаемый с нелёгкой судьбой узник Аушвица Алексей Егорович Гавриленков.

Получила «Судьбу» №1(101) за январь, декабрь месяцы 2006 г. А там заметка из Ростова на Дону на 3-й странице «У стены концлагеря». Не могу передать своих чувств, что за 60 с лишним лет нашла место, где покоятся останки моей мамы, расстрелянной по предательству одним полицаем, который работал там же где и мама. В Октябрьском райкоме партии-отделе пропаганды и агитации. Обращалась после войны во все инстанции, даже в 60-х годах в газету «Молот» обещали помочь, но увы. В 1981 г. в подписной газете увидел фото Мемориала, расстрелянным фашистами. Опять поиски, письма. Девичья фамилия её Бридж, в замужестве Розинова Екатерина Александровна. Мама моя, уроженка Москвы, потом, но окончании гимназии работала сельской учительницей под Тулой. Во время революции 17 г., попала в Тулу, вышла замуж, потом родителей перевели в 20-х годах в Петроград. Там она работала у Колонтай. В конце 20-х годов родителей направили в Ростов на Дону, где я и родилась (Братский переулок д. 99/144).

В 41 г. мы с мамой были эвакуирован под Моздок в 42 г. в марте месяце вернулись в город.

В 41 г., мой брат в мае 41 г. окончил Ростовское артиллерийское училище» в чине лейтенанта брат попал под Могилев и встретил там первые минуты войны. В 42 г. защищал Сталинград и освобождал родной город. Папа работал на железнодорожном вокзале города, имел бронь, но как он говорил — я здоровый 48-летний мужчина. Не хочу прятаться за «броню» прошел германскую, имею опыт, может своим фронтовым опытом спасу нескольких мальчишек от гибели». Просьба была удовлетворена, и он тоже защищал Сталинград и освобождал Ростов Н/Д. Узнав о гибели мамы, о том, что меня угнали в фашистскую Германию. Попросил командование направить его на самый трудный участок фронта — под Ленинград, на Ленинградском фронте в 8-ми дневных тяжелейших боях Синявин погиб 26 июля 1943 г.

О его судьбе я узнала путем долгих поисков из Ленинградской газеты «Смена» от редактора Браиловского. Нашлись его однополчане переписка, встречи. И место, где он погиб.

Я же попала на химический концерн ИГ- Фарбениндустрия, Рур-Химия: Оберхаузен — Хольтен. Рур — индустриальный р-н, но бомбили «союзнички» только лагеря с рабочей силой, а на концерн попала только одна зажигалка, да и та убила нашу ростовскую девочку. Были ночные построения, обыски, образовалась небольшая подпольная группа, руководил нами из военнопленных комиссар Чулков, помощницей тетя Аня Михайлова из Ростова Н\Д. Давали нам задание, и на одном меня подловили т.к. в лаборатории, «капо-фабрик» контрольные замеры не соответствовали истине. Отправили в гестапо г. Оберхаузена 3-х дневное стояние в «пенале» со связанными руками без пищи воды, потом в камеру на 11 чел. мальчиков и девочек. Лежать на бетоне могли только боком, а чтоб повернуться — то всем. Отправляли оттуда в так называемые «Кельнские подвалы». Меня же отправили к хозяину пивной, от него сбежала русская рабыня. Ушла я в лагерь и попала под жесточайшую бомбежку, сбросило меня с 12 м. моста воздушной волной и попала в Протестанский госпиталь г. Оберхаузена» с множественными переломами позвоночника, рёбер и пр. Замотали в гипсовый корсет, через 3 часа давали обезболивающие таблетки, через 3 часа кололи понтанон, т.к. кричала от страшны болей. В госпитале, поистине милосердном не разбирали национальности, а везли и немцев, и голландцев, украинцев, всех рабов, а также рабочих с шахт местное население.

А справок об увечьях нам не давали. С 88 года писала в Арользен» но, ждите, иногда наберитесь терпения. У меня полный чемодан этих отписок. А в поликлинике и ПФ требуют справку об увечье во время боевых действий.

Вот как, я ранее писала, попала я в Ростов на Дону, взяла себя в руки и поехала на сутки к Людмиле Степановне Чуратовой, члену Центр. Совета Межд. союза Б.М.У. Встретила она меня как родную, это чудная женщина, мы с ней жили рядом в Ростове, многое из детства одинакового вспомнили. Фотографировала я памятник посвященный бывшим узникам; скромный, но хватает за душу и сердце, это как «роба» в граните и колючая обволакивающая проволока, как было. За колючую проволоку воткнула алую розу — символ пролитой крови и слез узников фашизма. А на венки замученным горожанам и воинам погибших за освобождение города алые розы. И в один венок иконку ВМ Святой Екатерины.

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.202.Л.23-25об

Документ № 97

Очерк «Ost-воспоминания и West-реальность» бывшего малолетнего узника, председателя «Гурта малолетних узников нацизма Голосеевского района г. Киева  С.А. Зоренко о проекте выставки украинского фотографа Алексея Роготченко, посвященного остарбайтерам

Украина, г. Киев, 20 ноября 2006 г.

Накануне моего отъезда [25.09.06] в Могилев на международную встречу бывших малолетних узников фашизма я по радиорекламе узнала об открытии 4 х- дневной выставки об остарбайтерах III рейха в Киевском выставочном зале «Художник» (ул. Б. Васильковская, 12). Эта тема для нашей семьи — самая животрепещущая, поэтому я сразу отправилась смотреть экспонаты.

Стены большого зала украшали персональные и групповые фотопортреты девушек, элегантно одетых и доброжелательно улыбающихся, в светских позах, сделанные в 1941- 1945 гг. Я давно знакома со снимками этого периода: в моей коллекции есть несколько фотографий членов нашей организации и их родителей, угнанных в Германию на рабскую работу. Но эти снимки в зале были иными они излучали позитивные эмоции. Украинские деревенские девушки, не учившиеся в колледжах, не красавицы, не топ- модели, но сфотографированные мастером доброжелательно и с эстетической любовью.

Откуда так много фотографий? Почему именно эта тема? Кто автор такого небывалого ранее в Киеве вернисажа: художественного, искусство познавательного, исторического, политического и, самое главное, чрезвычайно общественного проекта?

Им оказался Алексей Роготченко, украинский искусствовед, известный на Украине и в мире, автор многочисленных разведок в истории искусства, известный общественный деятель, который задумал ознакомить зрителя с малоизученными страницами отечественной истории, а именно: с жизнью украинских остарбайтеров [цвайарбайтеров] во время второй мировой войны в Германии языком документов. Он первый понял и обнародовал то из отечественной тяжелой истории, чего не видели или не хотели видеть те, о чем боялись говорить другие…

Отношениям между простыми людьми из Германии и Украины времен лихолетья была посвящена выставка. Неизвестный немецкий фотограф-художник маленького городка Бернардрот сфотографировал в своей студии украинских работниц. Это не тот случай, когда бывший остарбайтер заявляет, что ей (ему) там, в Германии, тогда жилось лучше, чем сейчас здесь, на Украине. Речь идет о том, что после шести длинных рабочих дней (по 14-16 часов) молодые остарбайтеры, получив один выходной, могли переодеться в подаренную одежду, сфотографироваться и послать о себе весточку родителям на Родину. Это факт бытия в цивилизованном мире и проявление гуманности у коренных немецких жителей небольших городков, не принявших фашистское мировоззрение.

На мои вопросы автор проекта Алексей Роготченко дал ответ:

«Собирая материалы к диссертации о тоталитарном искусстве советской Украины 1930-1950 гг., я наткнулся на документы, которые сначала потрясли меня, а потом надолго забрали покой. Продавец древностей (старожитностей) предложил мне альбом украинской девушки из Днепропетровщины, которая работала в Германии от конца 1941 г. до весны 1945 г. Это была уникальная находка, ибо аналогичных материалов на Украине до сегодня не сохранилось.

Причина понятна участники событий старались забыть тяжелое время, т.к. фактически все население, вывезенное на рабские работы в Германию, пострадало от советской власти после возвращения на родину. Диапазон страданий был разным – от исправительных лагерей и выселений на новостройки социализма, до травли местной властью.

Трагедия ни в чем не виноватых людей, которых насильно забирали в Германию и Австрию на тяжелые работы на фабрики, заводы, шахты, в сельское хозяйство усиливалось послевоенной политикой тоталитарной державы, которая усматривала в украинских остарбайтерах изменников. Это было чрезвычайно несправедливо по отношению к дважды преданным людям. Поэтому тема невольничьей жизни и работы в Германии долгие годы оставалась запретной. Официальная версия удовлетворяла обе стороны — государство и участников событий. Большинство людей, переживших тяжелое время, желали об этом не вспоминать. Поэтому исследовать отношения между украинскими работниками и немецкими работодателями было практически невозможно.

Найденный фотоальбом изменил мое видение трагедии и натолкнул на желание исследовать и разобраться в отношениях между простыми людьми Германии и Украины за пределами официальных версий. Пять лет я исследовал проблему, собрал много материала — в основном воспоминания остарбайтеров, все записал на магнитофон, чтобы рассказы имели силу документа.

Предложенный проект имел цель — открыть одну из многих неисследованных проблем нашей общей истории.

Лично я никаких сантиментов к прошлой войне не имею. С первого до последнего дня был на фронте мой отец — будущий писатель Алексей Роготченко. Он имел ордена, медали, страшную контузию, три ранения и тяжелые воспоминания. По четырнадцатилетней девушке моей будущей маме полицай с двумя немецкими офицерами стреляли, как по мишени, в оккупированном селе Солошино на Полтавщине. И все же, как историк искусства, я убежден, что историю надо исследовать, изучать и обнародовать даже тогда, когда это тяжелая история и когда правда не совпадает с официальной, с детства знакомой версией. Я не прячусь за спасательное журналистское «без комментариев». Пусть каждый сделает свой комментарий, ведь история у нас одна, и последующим поколениям ее нужно рассказывать честно, т.к. нечестно рассказанного и написанного в литературе и в жанровом образотворческом искусстве не в меру много.

Лживые образы выдуманных героев скрывали истину. Каждый новый правитель предлагал «летописцам» переписывать историю по собственному усмотрению. Несправедливо, но мы доселе молимся на тех «героев» в прошлой политике, культуре, искусстве.

Правда впереди. А сегодня я предложил прочесть страничку из припрятанных архивов, и пусть каждый сделает свой вывод. Я свой сделал. И помог мне в этом неизвестный немецкий фотограф-художник из маленького городка Бернардрот, который фотографировал в своем ателье украинских девушек-работниц. История наука чрезвычайно точная и логичная. Факт, подтвержденный документами, набирает силы святой правды.

Результаты искусствоведческих исследований, подтвержденные документально Алексеем Роготченко, приводят к мысли о необходимости анализировать события в мире, в нашей стране, в нашем обществе, а также о том, страдают ли те, кто замышляет и затевает захватнические войны.

А вы как думаете?

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.196.Л.16-17

Документ № 98

Из письма М.Т. Кузнецова «От психологии самосохранения к психопатологии национал-социализма»

Российская Федерация, 2007 г.

Более чем через 60-летие после завершения Второй мировой войны, совершенно неожиданно для общественного умопостижения, в среде молодого поколения вдруг оживают идеи породившего Гитлером национал-социализма и свойственного ему поведения. Название партии и политического течения, отражающего идеологию и практику гитлеризма дополняющее идеологию фашизма в Италии, Испании, Португалии и других странах. Изобретение Гитлера и его идеологов получило наименование нацизм. Слово «фашизм» в переводе на русский язык означает «пучок/связка прутьев/объединение». В русскоязычных словарях слову/обозначению «фашизм» не дается четкого определения, подменяя его пространным описанием фашистской идеологии, проводимой в Германии Гитлером и его в приверженцами. Отличие состоит в том, что исторический фашизм отождествляется как тоталитаризм, абсолютная власть правящей страной элиты, во главе которой стоит диктатор. Гитлер же привнес существенное дополнение в идеологию германского фашизма, добавив к ее тоталитарной сущности идею крайнего национализма, отчего и название созданной им партии национал-социалистическая. Поэтому по своей сущности германский фашизм понимается как нацизм, означая единственно пригодную для жизни на земле арийскую расу; другие же – менее полноценные, а евреи, славяне, цыгане вовсе враги, подлежащие истреблению. Синонимом нацизма является и слово гитлеризм. Итак, на первом месте национал, добавка же «-социализм» это фиговый листок, призванный скрасить в глазах обывателя и общественности зоологический, отнюдь нечеловеческий характер нетерпимого отношения к людям неарийской расы. В названии опять же камуфляж для восприятия определение «рабочая» партии еще присутствует в самой респектабельности нацистской сущности гитлеризма. Приходится признать, что в Германии большинство граждан с невиданным энтузиазмом восприняли идеологию и практику нацизма. Теперь уже приходится удивляться, почему эта античеловеческая идеология снова и снова возрождается, и не только в самой Германии, но и в странах, среди народов чудовищно пострадавших от ее практического использования? В качестве причин называются ксенофобия, фундаментализм, фанатизм и т.п. Ответ находим в природе самого человека, его психобиологии, таких свойств, находящейся под регулирующим воздействием психогенетики. Одно из таких свойств гарантирующее сохранение биологической уникальности вида, определяется транзитивным полиморфизм, который в социальном отношении исключает эффективность террора, т.е. служит контраргументом евгеники (расовой гигиены), ранее полагавшей, что биологически улучшить человека можно (и нужно) путем селективного отбора. Имелось в виду устранить рождаемость детей от неполноценных в расовом отношении родителей. Идеологом подобного террора был итальянский психиатр Ч. Ломброзо (1835-1909) – автор теории «прирожденного преступника». К таковым он относил всех, кто не способен соблюдать нормы поведения в обществе в силу тех или иных проявлений, определяющих патопсихологическую структуру личности. К ним относятся психопаты, воры, гомосексуалисты и другие, характерологические девиации, обуславливающие маргинальное поведение. Считая их социально неполноценными, Ломброзо предлагал изолировать — их от общества путем насильственного переселения на необитаемее острова, своего рода в резервации, подобно лепрозориям для заболевших проказой людей. Ломброзианство является примером планируемого терроризма, не нашедшего, однако, признания в плане его использования на практике. А вот Гитлер, ознакомившись с теоретической концепцией евгеники и якобы вытекающей из нее целесообразности расовой гигиены, с энтузиазмом воспринял идею селективного отбора лучших из людей — представителей арийской расы. Придя к власти, Гитлер на практике развернул террор в виде физического истребления евреев, цыган, маргиналов, причисляя к ним и психически больных. К подлежащим истреблению причислялись и такие (хотя бы и принадлежащие арийской расе), кто не принимал насаждаемую идеологию гитлеризма. В отношении славян тотальное искоренение относилось к более отдаленной перспективе. Пока же, в силу массовых потерь в войне немецкого населения, требовалось провести отбор среди славянских и других, мене ценных в расовом отношении, народов. Кого-то из них, кто по анатомическим признакам (голубоглазых блондинов и имеющих характерное для арийцев строение черепа) можно сохранить и подвергнуть онемечиванию (в особенности детей). Евгеникой того периода не учитывалось биологическое свойство транзитивного полиморфизма, свидетельствующее о бессмысленности такого истребления народов и отдельных их популяций. В лучшем случае ожидаемый эффект может иметь место только на относительно короткий срок через одно-два поколения в народонаселении численный (статический) паритет каких бы то ни было популяций (как генетически зафиксированный отбор в филогенезе) восстановятся. В этом отношении любопытен парадоксальный факт, провозглашенный еще в Ветхом Завете — поучение от Екклесиаста: «Что было, то и будет; и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем» (Еккл. 1: 9) — поучение, воспринимаемое в науке и политологии, вроде как чисто риторически, а не как абсолют — один из исходных принципов в познании человека. Интуиция в данном случае не подсказала фюреру, что его пронацистская идеология и политика блеф недоумка погрязшего в амбициях провидца, в реальности садиста-мистификатора, заблудившегося в недрах евгеники, будто бы открывающей возможности культивировать различение расовых популяций, выделение превосходящей одной из них — арийской — над всем остальными. Подчинение этой идеи носителя ее пытающегося воплотить в практике общественных отношений, расценивается в психиатрии как одержимость сверхценной идеей (что и дало основание в отношении практического использования такой политики прибегнуть к эвфемизму — бесноватый фюрер). Маниакальность Гитлера с вовлечением по реализации этой надуманной проблеме — добиться путем террора, физического истребления неполноценных в расовом отношении народов, объясняется психопатологией с индуцированием восприятия значимости этой проблемы чуть ли не каждого немца в Германии. Фактически произошла индукция расизма, принявшая характер психической эпидемии. В словарном определении индуцированного помешательства указывается на значимость авторитета больного-индуктора при низком культурном уровне и суеверности индуцируемого. В данном случае имел место исторический прецедент, выходящий за рамки религиозного помешательства под влиянием гуру в сектантских группах. Обожаемый фюрер, обладающий несомненными артистическим способностями, явился для большинства немцев в себе вмещающим триединство гуру, пророка и идола, соответственно порождающего у одних идолослужение, для других — идолострашилище.

Теория о врожденной неполноценности личностных качеств несостоятельна по двум причинам: первое — преступления в отношениях между людьми происходят отнюдь не из биологии, а определяются общественным договором, т.е. преступность — это сугубо социальная категория — кого и по каким признакам относить к преступникам. И второе — сколько бы таких людей не изолировали, устраняя от деторождения, или даже истребляли, они будут появляться снова и снова в статистически предопределенных показателях. Объясняется это консерватизмом генотипа в однородной популяции, исходно определяющим филогенетически значимые, навыки и установки,

Закодированная в мозговых структурах информация — базовая основа поведения. В дополнение к генетически предопределенному прижизненно формируются еще обретаемые в результате сознательного обучения и воспитания личности, ее социализация. Это то, от чего можно произвольно избавиться, поддающееся перевоспитанию. Как видно, имеются два механизма, обеспечивающие восприятие из внешнего мира и себя в нем. Одно – формируется биологически («что записано пером»), другой результат наущения/обучения. Первое создает характер («себя не переделаешь», «не вырубишь топором»), второе — личность с присущей ей способностью к самоусовершенствованию.

Зачем все-таки это надо знать простому человеку с улицы. Так вот, на основе природы обусловленных психических состояний, недостаточно усвоенных институтом образования и воспитания юных поколений в целом, вдруг среди них появляются исповедующие ту же идеологию, копирующую нацизм или пролагающим путь к ее проявлению. Как и почему? задаются вопросом еще живые и пережившие ужасы нацизма на родной земле, или прошедшие круги нацистского ада бывшие узниками, будучи угнанными из родных мест на чужбину — логово нацизма. Ведь мировая история вынесла, безусловно, справедливый приговор фашизму, но, игнорируя память и наставления праотцев/пращуров, молодые люди начинают исповедать ту же идеологию и практику межнациональных отношений!? И тогда недоумение по отношению к истории неужели она действительно ничему не учит народы, как о том заявил гениальный философ Гегель? Действительно, семья и школа не учат детей познанию человеческой сущности и смыслу жизни.

Приходится учитывать, что Вторая мировая война во втором-третьем поколении после ее окончания уже не представляет особого интереса. Еще оставшиеся в живых немногочисленные и постаревшие ее участники и свидетели в эстафете поколений уже не несут и не могут передать юным того пафоса пережитой трагедии, мужества и торжества победителей, того чем была пронизана эпоха послевоенных лет. Спецификой Великой Отечественной являлось столкновение в противостоянии двух идентичных идеологий тоталитаризма. Победила жертва агрессии. Но почему же в долговременном послевоенном времени победа СССР оказалась для него, по сути, пирровой? В конечном итоге под влиянием политических интриг извне и изнутри самого Союза не стало могущественной страны, а народы ее, хотя бы и в новом государственном обличии на несколько порядков продолжают жить хуже побежденных и хуже союзников в той войне. Вот такой парадокс истории, не находящий для многих внятного ответа почему? Немцы быстро сумели избавиться от человеконенавистнической идеологии фашизма, да и прожили они в условиях гитлеризма всего-ничего — немногим более двенадцати лет. Тоталитаризм сталинизма уродовал психику людей СССР на протяжении трех-четырех поколений, изживая самого себя. Но и после государственного краха, так и не оправившись от последствий гибельной для государств идеологии, процесс «по капле выдавливания из себя раба» затянулся. Не поэтому ли вслед за развалом СССР и образованием на его территориях суверенных государств, тех из них, в которых исповедуется преимущественно христианское вероучение (не очень верующих в Бога и более других нагрешившие против Бога) на протяжении последующих лет обозначилась устойчивая тенденция демографического вырождения? К сожалению, физическому вырождению сопутствует и духовно-нравственное. Это замечается не только в культуре бытовых отношениях, но и в нюансах политических амбиций в политологии.

Человеческие характеристики, подлежащие сохранению во времени. Нюансы различия в формировании личностных качеств привносятся и воздействием среды, фенотипически призванных оптимально приспосабливаться к условиям обитания. Следовательно, человек в своем поведении — это воплощение двух составляющих — биологического и социального в их единстве на основе взаимного дополнения. Иначе говоря, речь идет о дуализме внутреннего и внешнего на принципе дополнительных информационных потоков, порождающих специфическую уникальность единства из двух разных особенностей генотипа, преобразованного в фенотипе.

Для лучшего понимания сказанного обратимся к предыстории происхождения Человека Разумного, производящего и осваивающего культуру отношений в построении того, что принято называть цивилизацией. Психологический принцип «деятельность порождает деятельность» означает то же, на что обращает внимание педагогика — «обучая других, обучаешься сам».

В далекие времена – первобытно-общественного строя — в стадии до перехода людей к цивилизации, всякое другое племя, кроме своего, воспринималось человеком как «другие/чужие», готовые покуситься на твое благополучие. Отсюда страх (ксенофобия) и первобытная физическая нетерпимость к «другим». Подсознательно истоки подобной настороженности сохраняются и отражаются в современном национализме, религиозном фанатизме, расизме (пусть хотя бы в рудиментарных проявлениях). В лучшем случае это маскируется под национальный патриотизм, в худшем в пережитый, но вновь и вновь оживающий нацизм, в более мягком облике ксенофобия. Опыт нацистских узников, а малолетних, неспособных еще постоять за себя, — это знамение и предупреждение истории тем, кто под предлогом самонадеянного убеждения о собственном превосходстве, сеет на земле национальную или религиозную нетерпимость к «другим».

Ксенофобия (буквально — страх перед чужим) питается еще и закономерным состоянием, болезненным тяготением к прошлому, которое биологически, в кодах психонервной деятельности пережито и запечатлено в раннем детстве и незрелой юности. Физиологически состояние ксенофобии вмонтировано в природу психики в качестве рефлексивно предупреждающего сигнала — быть осторожным при встречах с незнакомым(и), потенциальным(и) врагом/врагами. Очевидно, что это свойство не быть беспечным, а быть осмотрительным, своеобразный вариант рефлекса самосохранения. импринтинга — непроизвольного, подсознательного запечатления биологически и социально значимой информации через органы чувств, что происходит в раннем периоде детства (биологически критическом периоде формирования кодов психической деятельности). В первую очередь это запечатление красоты самой жизни, первых радостей от восприятия внешнего мира, родного дома, родителей, ландшафта, флоры и фауны на той земле, где родился и прожил первые годы жизни. В конечном итоге когда-то приходит осознание принадлежности себя к породившему тебя этносу, воспитавшей тебя культуры. В природе, и сугубо человеческой, нет ничего случайного, ненужного. В данном случае имеется в виду ностальгия — «тоска по родине», властно заявляющая о себе при длительном удалении от родных мест. Понимать ностальгию следует в качестве повелительной подсказки — не будь бродягой на земле: обустраивай и храни свою родину; ибо другие/чужие лучше тебя, любящего свой уголок жизни, этого не сделают. Значит, в познании мира и себя в нем следует своевременно осознать, что и для чего в тебе запрограммировано Природой от Бога. Наиболее элементарное для постижения и понимания в головном мозге формируются коды психонервной деятельности, обусловливающие стереотипы восприятия и реагирования, психологически — это «рабство привычки», от чего невозможно избавиться.

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.222.Л.8

Документ № 99

Из письма психолога В. Н. Лаубган с описанием социально-психологических характеристик бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей

 Российская Федерация, г. Москва, 2008 г.

Как большинство людей в нашей стране, о судьбе бывших несовершеннолетних узников фашистских концлагерей, я узнавала из телепередач, фильмов, книг о войне. Но, как теперь оказывается, не знала всей правды.

Работая психологом в «Доме доброты», я периодически встречаюсь с этой категорией людей, узнаю их истинную жизнь и судьбу, историю их трагического пути, проблемы и страдания.

Так распорядилась история, что нашей стране пришлось пережить войну, когда люди были лишены мирной жизни. Никто не умоляет заслуг фронтовиков, но какие бы испытания не выпали на долю тех, кто принимал участие в военных действиях, работал в тылу, у них было чувство какой- никакой защищенности. А те, кто находился в застенках концлагерей испытывали безысходность. Они были на чужой территории, во власти врага, где каждую секунду боролись с чувством страха, издевательства, боли. Жили в ожидании смерти. Они оказались заложниками страшных событий. У них отобрали детство, свободу, здоровье, им в полной мере знакомо, что значит — выживать!

Эти воспоминания остались в памяти, глубине души. Испытав горе, у них сформировались иные жизненные приоритеты, в отличии от людей их поколения. Они поистине знают цену жизни, умеют быть терпеливыми и терпимыми, не разучились по-детски быть искренними и благодарными.

Многие из них были детьми, не помнят всего ужаса, но живя рядом с теми, кто его не забыл, всю жизнь ощущают этот трагизм. Большинство старались вычеркнуть это из памяти, не вспоминать. Но это им не удалось.

Проблема состоит не только в том, что они прошли ад, а в том, что не нашли должной поддержки на Родине в послевоенные годы. Всю жизнь они чувствовали свою ущербность. Вернувшись из одного рабства, попали в другое. Им не доверяли, подозревали, отправляли в лагеря, не принимали на работу.

Это вело к депрессиям, формировало психологию «жертвы». Не выговоренное горе всю жизнь обидой сидело внутри. Обида и страх действовали губительно, разрушали их личность. Формировали устойчивое поведение, основанное на чувстве незащищенности, тревоги, опасности и недоверии. Это люди с разбитыми судьбами и как следствие с проблемами в психоэмоциональной сфере.

Это находит свое подтверждение, если поближе познакомиться с группой бывших узников, посещающих «Дом доброты». Многие, в индивидуальных беседах, рассказывают о душевных переживаниях, тревогах, страхах, затрагивают экономические, социальные, моральные проблемы, несправедливое отношение к ним. Для многих это принципиально важные вопросы, цель которых, добиться справедливости, в память о погибших и униженных.

И эти проблемы связаны не только с возрастными особенностями. Во многом, их причины уходят своими корнями в далекое прошлое.

Это боль, которую не исправишь, история, которую не изменишь. Но отношение к ней, изменить можно. Ущемление интересов в собственном государстве особенно чувствительно на фоне международной поддержки, оказываемой людям данной категории. До тех пор, пока проблемы не решены, они остаются волнующими для узников. Общаясь с ними, видишь и печаль, и разочарование в глазах. Им не хватает понимания, уважения, заботы. Группа бывших узников отличается от других групп, посещающих Отделение Дневного пребывания «Дома доброты» своей отзывчивостью, внутренним благородством, умением ценить заботу.

Посещая ОДП, у них есть возможность почувствовать поддержку друг друга, поддержку психологическую, социальную. Но это капля в море проблем. Темы, которые бывшие узники поднимают для обсуждения в обществе, носят общезначимый характер и требуют решения на государственном уровне. Психологическим моментом является то, что молодое поколение нашей страны должно знать не только правду того времени, но и видеть заботу, неравнодушное отношение к этим людям. Воспитываясь на примерах справедливого отношения к людям, к судьбе каждого, формируется нравственно полноценная личность, которая никогда не допустит повторение страшных событий.

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.222.Л.1-17

Документ № 100

Стихотворение Г.П. Волчанского, посвященное бывшим малолетним узникам нацизма  

Российская Федерация, 2008 г.

Малолетним узникам посвящается.

Вас угоняли — в некуда,

От страха, горестно рыдая,

Казалось — это навсегда

И не видать родного края.

Вы в эту страшную войну

Познали ужасы фашизма,

А вам поставили в вину

Отсутствие патриотизма

Чем виноваты были вы,

Быть может тем, что не солдаты?..

Жестоки правила войны:

Лишь мёртвые не виноваты.

Вы не сломились от невзгод,

Сердцами вы не очерствели

И это званье- «патриот»,

В неволи сохранить сумели.

Из детства, юность миновав,

Вы сразу взрослыми шагнули

И подвиг свой не осознав,

Вы не сломались не согнулись.

Вас наградить за этот путь

Нашлись возможности и средства, …

 Но, к сожаленью не вернуть,

Войной загубленное детство.

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.222.Л.8

Другие статьи по теме

«Я горжусь тобой»

Анонс

Читать выпуск №71 (январь-февраль 2001г.)

Читать далее...

Украинская пропаганда

Попытки приравнять СССР к нацистской Германии в части преступлений Холокоста, в частности в трагедии в Бабьем Яре в Киеве, предпринимаются на Украине, чтобы настроить общественное сознание против современной России. Такое…

Читать далее...

Сегодня началось онлайн-голосование за «ТОП-100 достопримечательностей Бурятии»

Сегодня началось онлайн-голосование за «ТОП-100 достопримечательностей Бурятии». Выбираем самые красивые места Республики Бурятия! Как сообщали ранее, конкурс «ТОП-100 достопримечательностей Республики Бурятия» стартовал 17 ноября. Прием заявок осуществлялся до 31 декабря текущего года включительно. Всего на почту…

Читать далее...

Фото со школы №63

Языки