№4-6 — Коллекция писем бывших малолетних узников фашизма из фондов газеты «Судьба» Государственного архива Республики Бурятия

В 2023 г. Государственный архив Республики Бурятия принимает участие в гранте «перекличка…..» реализуемым БФ газета «Судьба». В целях обеспечения доступа к уникальным архивным документам, их популяризации как часть грантового проекта была задумано — создание электронной коллекции писем бывших узников с последующим их представлением в сети Интернет.

В результате анализа архивных документов фонда № р -2105 «газета Судьба — издание международного Союза бывших малолетних узников фашизма» были выявлены 50 писем за период 1991-2004 гг.

В результате выполненной работы пользователям предоставлена возможность увидеть, как общий перечень документов электронной коллекции, так и получить доступ к электронному образу оригинала.

Электронная коллекция доступна на сайте газеты «Судьба» www. gazetasudba.ru и Государственного архива Республики Бурятия www.gbu-garb.ru

Документ №4

Из письма бывшего малолетнего узника фашизма П. Морозова с призывом об издании книги воспоминаний «Детства мы не видели»

Российская Федерация, Брянская область, г. Фокино, 1994 г.

<…> Прошло сорок восемь лет, как чудом уцелевшие дети увидели вторую жизнь. И сейчас страшно вспоминать, как шли вагоны, набитые детьми. Двери закручены проволокой. Сутками не видели света, без воды, без крошки хлеба. Мы дети беззащитные были наказаны. За что? В чем были виновны в 5-10 лет? А в том, что отец мой был в партизанах, старший брат служил в Баку в кадровых войсках. За ним ушел еще один брат. Вернулись инвалидами, а отец пропал без вести. Мое детство прошло за колючей проволокой в Германии, и не только мое детство. Таких судеб сотни тысяч. Пишу я об этом горьком воспоминании не от радости и веселья. Вот и сейчас где-то рвутся снаряды, свистят пули, убивают детей, горят детские кроватки. Потому что и сегодня кому-то хочется большой войны. Дорогие мои земляки брянцы-бывшие узники! Откликнитесь, не глушите свою детскую боль, не храните ее взаперти, не унесите с собой в могилу. Вспомните, выскажите все, что осталось в памяти об адском фашистском пекле. Пусть будет память вашим внукам – что, перенесли их дедушки и бабушки. Давайте напишем такую книгу «Детства мы не видели» <…>

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.17 Л.15.

Документ №5

Из письма В.Г. Погорелой о пребывании в гетто с обращением помочь подтвердить статус бывшего малолетнего узника фашизма

Российская Федерация, г. Санкт-Петербург, 1994 г.

…Коротко расскажу о своей судьбе хотя это и не так интересно.

Я родилась в ноябре 1927 г. на ст. Славное, Толочинского р-на Витебской области. Наступление немцев в первые дни войны был о настолько стремительным что мы не успели эвакуироваться. Вернее, наша семья уехала на подводе, но отъехав 9 км. Мы оказались в окружении. Вернулись домой. А 9-го июля 1941 г. нас переселили в гетто[1]. Гоняли нас на разные работы: чистили от снега трассу Москва-Минск, собирали в лесу шишки для отправки в Германию, по указанию полицейских мыли полы и другие работы. В день расстрела евреев 16-го марта 1942 г. 4 девочки (две постарше, после 10 класса) мыли полы у немцев, обслуживавших железную дорогу. Когда услышали выстрелы мы выбежали на улицу и один пожилой немец сказал нам: «бегите в деревню, в лес евреев стреляют». Мы разделились по двое и убежали. Немцы простреливали все дороги, но мы чудом добежали до кладбища. Снег был глубокий мы в него зарылись и так просидели ночь. Узнав, что всех расстреляли мы ушли на восток. Около 300 км. Прошли по оккупированной территории до линии фронта, во время боя перешли линию фронта в районе Яновичи и таким образом остались живы.

Когда вышел Указ Президента №1235 от 15 октября 1992 г. я написала в КГБ Витебской области. Оттуда ответ: «Сведений нет». Но в качестве документов по Указу могут быть свидетельствует показания. Поехала на родину; на ст. Славное, там сельский совет выдал мне справку о том, что гетто действительно было, а также удостоверили показания двух свидетелей. Н о поскольку у свидетелей нет удостоверений об их нахождении со мной в гетто, их свидетельские показания не имели силы и я не признавалась узницей. Ну скажите пожалуйста у кого их находившихся в гетто могли быть такие удостоверения, если все погибли? …

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.17 Л.41-43.

Документ №6

Из письма-воспоминания бывшей малолетней узницы фашизма В.И. Лукьянцевой о пребывании в немецких концлагерях

Российская Федерация, Брянская область, г. Дятьково, 1995 г.

…Я родилась в дер. Скакино Брясовского района, Брянской обл. Воспитывалась у бабушки с дедом. Мама умерла, когда мне было 8 лот, отца совсем не знала нашла его лишь после войны в Москве. Когда наш район оккупировали немцы, я была двенадцатилетней девчонкой, но очень шустрой, смелой, сообразительной. Дед мой, чем мог, помогал партизанам и мне, иногда, поручения давал -продукты отнести в лес или записку. А я собирала патроны, прятала их в шалаше на огороде (чтоб бабушка не нашла и не ругалась). Тоже хотела, самостоятельно, партизанам помогать. Очень отчетливо помню тот августовский день 1943 года, когда к нам в дом пришел немец и выгнал всех (деда, тетю, меня и моего младшего брата) кто в чем был, на улицу. Я ни одеться, ни обуться не успела. Собрали всех жителей, выгнали за село и погнали до района. А в селе подожгли дома, скирды с хлебом, поля — горело все подряд. Ночь мы переночевали в Брасове, потом дальше — пешком до Барановичей, на вокзал. Здесь нас подогнали к поезду, принесли какое-то ведро, шприц и всем из этого общего ведра и одним шприцем сделали какие-то уколы. загнали в вагон, закрыли на замок. А открыли нас и покормили только в Варшаве. Здесь опять считали, сортировали, потом отправили в г. Ченстохов, где продержали 4 месяца в специальном лагере, выстроенном из оргалита. Здесь нас через день гоняли в так называемую баню, а в бараках жгли серу. Утром приказывали раздеться догола, потом нужно было выстоять очередь в эту «баню», где тебя кроме дезинфицирующего раствора, обливали кипятком или наоборот, ледяной водой. А поскольку одежду тоже обрабатывали, часто приходилось на протяжении всего дня оставаться голой. У меня вообще не было никакой обуви. В Польше, один военнопленный, видимо, приметил меня, пожалел, оторвал кусок брезента от своего плаща и сшил мне тапки. Немцы только в Германии, в лагере, выдали нам деревянные колодки, от которых у меня еще долго после плена оставались мозоли.

Здесь же, в Польше, нас рассортировали и группу подростков, примерно человек 200, в том числе и меня, отделили от о стальных, разлучив с родителями, родственниками. Но пока всех держали в одном лагере. Вскоре стали ходить разговоры о том, что на е должны отправить в Германию, и тогда мы начали просить лишь об одном — чтоб не разлучали нас с родственниками. Охранники-поляки «сжалились» все-таки над нами, отправили всех вместе, только за это люди отдали им все более не менее ценное, что успели захватить с собой. В Германии нас привезли в город Котенберг, лагерь находился на окраине, недалеко от алюминиевого завода. Мы работали прямо на улице, на так называемом плацдарме, разбирали обгоревшие самолеты. То, кто посильнее — разгружали самолеты, а мы, подростки; разрубали, развозили детали. В лагере находились люди разных национальностей — поляки, итальянцы, бельгийцы и т.д. К нам не поступало никакой информации, ничего не знали о положении на фронте, дни были похожи один на другой. Ежедневная, изнурительная работа, голод, ужасные бомбежки. Каждый день, в 5 часов утра группы женщин, детей, стариков по 20 человек с одним конвоиром выгоняли на работы. Кормили очень плохо. Помню однажды, принесли на обед суп с червями. Мы отказались есть его и за это пять дней вообще не получали никакой еды. Деда моего немцы убили, он был очень слаб, не мог работать. И меня, несколько раз, тетя оплакивала, не надеясь, что останусь в живых. Освободили нас американцы лишь в апреле 1945 года. Мои воспоминания тех лет – это впечатления четырнадцатилетней деревенской девчонки, тогда мало что знавшей и понимавшей. Но они четно врезались в память, тяжёлым грузом лежат на сердце. Как мы смогли таков вынести, пережить?

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.29 Л.8-9об.


[1] Гетто — являлись городскими кварталами (как правило, огороженными), куда гитлеровцы сгоняли еврейское население, и где евреи жили в самых нищенских условиях. Предназначались для изоляции евреев — они не только отделяли еврейские общины от нееврейского населения, но и разрушали связи между самими еврейскими общинами. Власти Германии и стран фашистского блока основали более 800 гетто по всей Восточной Европе.

Другие статьи по теме

Воронеж-город воинской славы чествует уважаемых горожан

Вчера 14.09.2017г. меня наградили знаком «Воронеж-город воинской славы». А завтра будет праздноваться «День города». Знак «Воронеж — город воинской славы» в День города получат 6 человек Мэр Александр Гусев подписал…

Читать далее...

В Польше, на русском кладбище

Было мне 3,5 года когда началась война. Отца моего, Измайлова Леонида Васильевича, конечно, не помню, мать рассказывала мне, что мы жили в поселке Шилка Читинской области, отец работал на почте…

Читать далее...

Книга Памяти

Дорогие мои Игорь и Леонид Кириллович! Не приходит давно от вас наша газета «Судьба», а я грешным делом подумала, что вы меня забыли, а я сидячая, не ходячая, но пока Слава…

Читать далее...

Если не сейчас, то когда же?

В результате переговоров Клеймс Конференс удалось добиться дополнительного финансирования на жизненно важные услуги после того, как немецкая делегация…

Читать далее...

Корюковка! Помним!

В канун 75-й годовщины начала Великой Отечественной войны 21 июня 2016 года группа членов УСУЖН, учителей истории, заместителей директоров школ по воспитательной работе, руководителей школьных музеев, старшеклассников Дарницкого района г.Киева

Читать далее...
Языки