№13-15 — Коллекция писем бывших малолетних узников фашизма из фондов газеты «Судьба» Государственного архива Республики Бурятия

В 2023 г. Государственный архив Республики Бурятия принимает участие в гранте «перекличка…..» реализуемым БФ газета «Судьба». В целях обеспечения доступа к уникальным архивным документам, их популяризации как часть грантового проекта была задумано — создание электронной коллекции писем бывших узников с последующим их представлением в сети Интернет.

В результате анализа архивных документов фонда № р -2105 «газета Судьба — издание международного Союза бывших малолетних узников фашизма» были выявлены 50 писем за период 1991-2004 гг.

В результате выполненной работы пользователям предоставлена возможность увидеть, как общий перечень документов электронной коллекции, так и получить доступ к электронному образу оригинала.

Электронная коллекция доступна на сайте газеты «Судьба» и Государственного архива Республики Бурятия www.gbu-garb.ru

Документ №13

Стихотворение «Последний наказ», написанное бывшим узником Евгением Талалиным

Российская Федерация, г. Волгоград, 1998 г.

Вчера был на нарах Григорий,

Парнишка совсем молодой.

Его увели в крематорий.

Сегодня на нарах другой.

Тайком получил я от Гриши

Завернутый в тряпку пакет.

Он мне прошептал еле слышно:

Здесь маме последний привет…

Скажи всем-Москва сообщила,

Что в Пруссии наши войска

Сломили фашистские силы,

И наша победа- близка.

Еще попрошу: на свободе

Про ужасы все напиши,

Чтоб знали об этом народы.

О тех, кто погиб расскажи…

Вчера был на нарах Григорий,

Но он не вернется домой:

Его проглотил крематорий.

А в памяти он как живой.

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.61 Л.48.

Документ №14

Из письма-воспоминания бывшей малолетней узницы Алины Тошевой о пребывании в концлагерях, последующих годах жизни

Болгария, 1998 г.

«Некоторые факты жизни»

…Я, Тошева Алина Михайловна, гражданка России, 1941 г. рождения; одна из немногих, оставшихся в живых, чье детство прошло за колючей проволокой нацистских лагерей.

Родилась я 21 апреля 1941 г. в д. Дубровно Псковской области. Уже в первые месяцы войны наша область была оккупирована. Спасаясь от немцев, жители деревни ушли в лес. Так в три месяца я уже узнала, что такое жизнь в лесу, в землянке.

В начале зимы женщинам с детьми пришлось вернуться в деревню.

Началась жизнь под немцами.

Мама, Веселова Анна Дмитриевна, работала в больнице д. Дубровно и, когда началось партизанское движение, стала помогать партизанам, передавая в отряд медикаменты и перевязочные материалы. В 1943 г. маму арестовали, она прошла пытки и ад концлагерей.

В 1945 г. мама вернулась на Родину.

Когда, после ареста мамы, я осталась одна, меня взяла в свою семью глав. врач больницы — Турбина Серафима Сергеевна. К сожалению, после войны разыскать и отблагодарить мне ее не удалось.

При отступлении немцы сожгли деревню, меня вместе с семьей Серафимы Сергеевны угнали в Германию. Так я оказалась в эшелоне, увозившем нас на Запад. Везли нас на открытых платформах, укрывались чем могли, в дождь выжимали одеяла, чтобы опять ими же и накрыться. Помню и первую песню моего детства:

Вагоны качаются, ночь надвигается
На землю падает тревожный сон
Страна любимая все вспоминается
Везут в Германию наш эшелон.
Прощайте улицы родного города,
Прощайте девушки, отец и мать.
Везут в Германию нас погибать.
Баланды реденькой по пол тарелочке
И приказали — привыкай.

Привезли нас в г. Любек, где за колючей проволокой прошел год моего детства. Дети жили отдельно от взрослых.

Воспоминания этого периода — голод, колючая проволока, бараки (несколько лет после возвращения называла дома бараками), нары, деревянные колодки. Взрослые учили нас воровать рыбу из больших кадок, капусту, надеясь, что нас, детей, не накажут так строго.

После освобождения лагеря американцами меня вернули на Родину д. Дубровно, опухшую от голода, больную, с подорванным здоровьем на всю жизнь, а потом отвезли к родителям мамы. (Вологодская обл., Череповецкий р-н, с. Ильинское). Больше года меня выхаживали, ограничивая в еде, и этим спасли меня, а я просыпалась в 5 утра, когда бабушка топила русскую печь и просила хоть корочку хлеба. За обедом собирала все крошки со стола, чеснок, объедки и прятала.

После возвращения на Родину мама узнала, что муж умер во время блокады Ленинграда, а я осталась жива и нахожусь уже у ее родителей. Там мы с ней и встретились. Маму часто вызывали на допросы в НКВД. Она возвращалась изможденная, заплаканная, но никогда не жаловалась и ничего никогда не рассказывала.

К 20-летию Победы мама была награждена медалью «20 лет Победы» и занесена в списки партизанского отряда. Умерла мама в 1973 г. Закончив начальную школу в с. Ильинское я стала учиться в средней школе г. Череповца и жить на квартире, т.к. маме не разрешали переехать в город, а было мне всего 11 лет. По воскресеньям она приходила ко мне, приносила продукты, а мне было непонятно, горько и обидно, почему опять я должна жить без мамы. C 11 до 17 лет я прожила одна на квартирах у знакомых и родственников.

После окончания школы я начала работать на Череповецком металлургическом заводе в Мартеновском цехе, училась в заочном Северо-Западном институте. Потом перешла на 3-й курс Московского Энергетического института, окончила его в 1967 г.

Мой отец, Веселов Михаил Васильевич, во время войны работал на кораблестроительном заводе г. Ленинграда, был ранен, умер во время блокады в 1943 г. от голода. Его могилой считаю Пискаревское кладбище.

Я постаралась Вам рассказать только факты, за которыми стоит трагедия жизни нашей семьи.

Конечно, на фоне событий и проблем сегодняшнего дня может и не стоило бы предаваться воспоминаниям, но то, что произошло со мной в детстве наложило горький отпечаток на всю мою дальнейшую жизнь…

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.61 Л.92-93.

Документ №15

Воспоминания из письма бывшего малолетнего узника Н.Ф. Герасименко о подневольном труде в Германии

Республика Крым, г. Саки, 1999 г.

…У меня много было в жизни трудностей. Самое трудное пройти под конвоем на каждые пять человек двое русских полицаев и две собаки овчарки в неизвестность. Расскажу, что помню поподробней:

6 марта 1944 г. рано утром окружили немецкие солдаты забрали всех мужчин и несовершеннолетних нашего села. Погрузили на машины и под конвоем отвезли в районный центр Черноморск. Откуда переправили в г. Евпаторию. Там из пожарной станции доставили в г. Симферополь в центральную тюрьму, где хозяйничали бывшие уголовники. Из Симферополя перевезли в Севастопольскую тюрьму. Народу задержанных в облавы собрали очень много. Больше недели возили на поля, где не ступала нога солдата на разминирование. На завод шампанских вин, на Херсонес, правда никто не подорвался. Никто за все время учета и списка не вел. Однажды после построения немец с переводчиком объявил «сифилисом триппером не больной» построили и повели под конвоем полицаев и собак в бухту. Там уже стояли катера куда загрузили всех задержанных в трюмы. На палубе погрузились румыны, которые собирались выйти из войны. Это было число 25-30 марта. Сколько катеров было в караване неизвестно. Караван шел пять суток. Ни разу ни кормили до самого города Констанция Румынии. Один раз только налетел краснозвёздный самолет, но бомбить нас не стал. В Румынии покормили чечевицей с салом, потом погрузили в товарные вагоны, тоже с колючей проволокой на окнах. Везли нас 25 дней. Румыния, Словакия, Венгрия и Польша. Ни разу не кормили только женщины особенно в Венгрии не взирая на окрики немецких солдат. Вложили в шапки что опускали в окна кусочек хлеба. Из вагонов ни разу не выпускали. В Кракове отобрали ослабших, остальных повели в баню. После бани погрузили в вагоны и повезли в Германию в лагерь, обнесённый колючей проволокой кругом бараки. В лагере сразу отобрали малолеток. В их число попал и я. Мое плохое знание немецкого языка не дало правильно прочитать название города. Я прочитал Штаргард, но такого названия нет на карте. Нас человек 8-9 малолеток сначала послали работать на ферму. Потом приехал бауэр и заплатил за меня 23 марки. Так я попал к нему на остров Рюген что на Балтийском море. Работать приходилось очень много и на заводе, где пришлось работать по 12 часов и кормили раз в сутки. Работать приходилось с негашёной известью, кровь из носа шла почти каждую смену. Нас освободила Советская армия в апреле 1945 г. и сразу призвали в ряды советской армии где прослужил до мая 1951 г. За все прошедшее время я не встретил ни одного человека кто был со мной в этом эшелоне. Мне очень хотелось бы узнать какая судьба, когда нас привезли в Краков, потом в Германию, какой город кто остался живой. После освобождения прошло более 50 лет…

Основание: ГАРБ. Ф.Р-2105 Оп.1 Д.67. Л.73-74об.

Другие статьи по теме

Поддержим друг друга на сайте Фонда Президентских грантов прямо сейчас!

МЕДИАПЛАТФОРМА «ОТКРЫТЫЕ НКО» | DOBRO.LIVE

Читать далее...

Решение бюджетного комитета германского Бундестага от 20 мая 2015 г. в отношении бывших советских военнопленных с одной стороны пробуждает надежды, но по нашим данным уже приводит и к недоразумениям, которые…

Читать далее...

Мероприятие в Тосно

Проект ЛОООСП «Расширение возможностей людей, пострадавших от национал-социализма, для более активной жизни»  реализуется в рамках благотворительной программы «Место встречи:  диалог», осуществляемой CAF Россия при поддержке Фонда «Память, ответственность и  будущее»….

Читать далее...

Конкурс презентаций , посвящённых Победе в Великой Отечественной войне

Участвуй в конкурсе! Сделай презентацию, расскажи в ней, что ты знаешь о подвигах нашего народа в Великой Отечественной войне

Читать далее...

Весть из Киева. Он ушёл…

НИКОЛАЕВ Вячеслав Михайлович Он ушёл… Навсегда! В.М. Николаев был не просто активистом-ветераном движения. Он был примером (для всех нас!) преданности идеалам нашего международного союза, зажигательности поступков, самозабвения в работе. Верный…

Читать далее...
Языки