Любовь Сердечная

Смоленск
Любовь Сергеевна Сердечная Автор десяти книг стихов. Печатается  в поэтических альманахах Москвы, Санкт-Петербурга, Минска, Киева, Твери, Красноярска и др. Награждена Медалью «125 лет Маяковскому» за вклад в русскую литературу. Лауреат национальной премии «Поэт года» за 2017 год в номинации «Песни». Руководитель литературного объединения ««Родник» им. Юрия Пашкова». Член Союза писателей России.
https://www.stihi.ru/avtor/slser

Иначе нельзя

У каждого человека должны быть мама, папа, две бабушки и два дедушки. У меня, как и у многих детей моего поколения в моей стране, дедов не было. Их забрала война.

Мой дед по маме, Кучинский Иван Лукьянович, был кадровым военным и служил в 152-м артиллеристском полку, который дислоцировался в Гродно. Этот приграничный город принял на себя первый удар фашистских войск, и почти весь личный состав полка погиб в первый же день войны. Город был подвергнут страшной бомбёжке. Раненых бойцов и мирных жителей отправили в госпиталь. Но на следующий день, 23 июня, Гродно захватили немцы, и госпиталь был интернирован вместе с гражданским обслуживающим персоналом (врачами, медсёстрами, нянечками). По словам очевидцев, немцы вывезли раненых и персонал в лес и расстреляли. До сих пор в архиве Минобороны РФ они значатся как «пропавшие без вести в июне 1941 года».  Нашей семье «повезло». В госпитале работала знакомая бабушки, которой удалось спастись. Позже она связалась с ней, рассказала в письме о судьбе её мужа и указала место захоронения. Бабушка утешалась тем, что ездила на могилку, возила нас с собой, рассказывала нам постоянно о нашем дедушке, Иване Лукьяновиче. За несколько дней до войны он успел в срочном порядке отправить семью (жену, Кучинскую Варвару Ивановну, и двоих детей Лёню и Галю) в Витебск к родным, якобы  в отпуск. Но спасти их от войны не смог.  На начало войны моей маме было 4 года, её брату – 6 лет. Они приехали в Витебск к нашей прабабушке, Акулине Макаровне Величко, за день до войны. И вскоре попали в немецко-фашистскую оккупацию. Они были схвачены и отправлены в концлагерь. Их гнали всё дальше на запад. И снова «везение»: семью не разлучили. Всё это страшное время они были вместе. Советские войска освободили их в 1944 году из концентрационного лагеря под Кёнигсбергом. Они вернулись в Витебск, где и встретили победу.

Другой мой дед, Сердечный Сергей Александрович, ушёл на фронт в самом начале войны. Вестей от него не было, поскольку семья, жена и малолетние сыновья (Сергей шести лет, и Михаил, которому был тогда всего год) остались на оккупированной территории Белоруссии. Никакая информация туда не проникала. И бабушка, Сердечная Домна Михайловна, до своего последнего вдоха ждала его с войны. Несколько лет назад, когда сведения из «Книги выбытия и потерь» появились в свободном доступе в интернете, его правнуки нашли такую запись: «Сердечный Сергей Александрович, 1914 года рождения, пропал без вести в июле 1944 года». Осталась память о нём и  фамилия, которую носят его потомки…

Сердечный Сергей Александрович, Сердечная Домна Михайловна, Серёжа (6 лет). 1941 г.

Я не знала своих дедов. Я не сидела у них на коленях. Они не рассказывали мне сказки. Не учили уму-разуму. Но они всегда присутствовали в  моей жизни. Они жили в воспоминаниях мамы и папы, в рассказах бабушек, в их молитвах. Они воспитывали меня, как если бы они были рядом. Теперь они воспитывают моих внуков. Потому что память о них жива. И будет жить в поколениях. Иначе нельзя.

По воспоминаниям матери, Сердечной (Кучинской) Галины Ивановны, отца, Сердечного Сергея Сергеевича, бабушек: Кучинской Варвары Ивановны и Сердечной Домны Михайловны.

Гродно

1. Отец
Я помню большие и сильные руки,
Щекочущий нос аромат табака,
С каким-то там странным названием брюки,
Ремень портупеи, потёртый слегка…
На плечи сажал и скакал по квартире,
А мама смеялась, прищурив глаза.
Тебе было… Тридцать? Мне было… Четыре?
Тебе ещё тридцать. А мне уже за…


2. В отпуск
Пакуй поскорее, жена, чемоданы,
Детишек в поездку готовь.
Вот вам три билета. На поезд и – к маме!
Давно заждалась вас свекровь.
Нет, я остаюсь, офицерская служба.
Ты всё понимаешь сама.
Возьми документы. А плакать не нужно.
Ведь ты командира жена.
Конечно, родная, я скоро приеду.
Смотри, не балуй пацана.
Как только смогу. Не во вторник, так в среду…
А утром узнали – война…


3. Взрыв
Взрыв! Другой!.. А где же братья?
Взрыв! Другой!.. Сейчас… Сейчас…
Я спасусь. Я под кроватью!
Только б мамочка спаслась…

Взрыв! Другой! Забьюсь подальше.
Или сразу умереть?
Как же братья? Я же старше…
Это очень страшно – смерть.
Взрыв! Другой… Я не забыла.
Помню трупы, кровь, бинты…
Мне тогда четыре было.
Мама, мама, где же ты?!
Где вы, братья? Как ты, деда?
Что так долго пушки бьют?
– Дочка! Доченька! Победа!
Слышишь? Праздничный салют!

Выжили

Два пацанёнка, четыре и пять,
(В чём только души!)
Дёргают мамку опять и опять:
«Мамочка, кушать!»

А у неё муж ушёл на войну.
В самом начале.
Помните, как разорвав тишину,
Бабы кричали?

Выгнали фрицы из дома семью.
В ямке ютятся,
Дёргают, дёргают мамку свою,
Дёргают братцы.

А у неё провалились глаза,
Высохли груди.
Что им ответить? Что плакать нельзя?
Хлеба не будет.

А у неё во всю щёку синяк:
Немец – прикладом
Только за то, что смотрела не так:
Ласковей надо.


Детям хотела объедков собрать,
Что им валяться.
Немец увидел и ну «набирать»
Палкой по пальцам.

И у неё от ногтей до локтей
Содрана кожа…
«Боженька, только спаси мне детей!
Где же ты, Боже!»

А у неё вместо сердца клочки
(Что же вы, боги?):
Младший нечаянно сжал кулачки –
Очередь в ноги…

Два пацанёнка, четыре и пять,
(В чём только души!)
Дёргают мамку опять и опять:
«Мамочка, кушать!»

«Ну, ничего, ничего, не беда.
Будет вам кашка.
Лето же: в поле растёт лебеда,
Клевер, ромашка…»

Выжили. Выросли. Встали сыны.
Всех сохранила.
Ждёт. Ой, как ждёт. Всё ждёт мужа с войны.
Не схоронила…

Я дождусь 

«Жди меня и я вернусь…»
К. Симонов

Я дождусь, я дождусь, непременно дождусь.
Вот сейчас заскрипят половицы…
Нет, сначала калитка. Не смазана. Пусть!
Пусть скрипит. И такая сгодится.

А потом сапоги захрустят по песку,
Каблуки застучат по ступеням,
Брякнет ковшик по кадке, отведать кваску,
Крякнет дверь, отворённая в сени…

Я дождусь, я дождусь, непременно дождусь…
Задохнётся от счастья калитка.
Ты сказал, уходя: «Жди, родная, вернусь.»
Я дождусь. Похоронка – ошибка.

***

В углу под потолком над телевизором,
Куда никто из нас залезть не мог,
Цветочками бумажными унизанный,
Жил Бог.

Бабуля с ним всегда шепталась ласково,
А он молчал в ответ, смотрел в глаза.
Текла, казалось, по дощечке лаковой
Слеза.

А мы, притихшие, смотрели издали
(Мешать сейчас, поди, нехорошо!)
И вместе с ней просили Бога истово,
Чтоб дед скорей с войны домой пришёл…

Не покорились

Нас враг хотел сломить и раздавить,
Всех уничтожить, чтоб не возродились,
Стереть с лица земли, распять, убить.
Но мы не покорились!

Везли на запад, как на бойню скот:
Болели, умирали, с ног валились.
Нас в рабство гнали и на эшафот.
Но мы не покорились!

Теряли матерей, детей, отцов.
От горя цепенели и молились.
Чтоб это описать, не хватит слов…
Но мы не покорились!

Живьём сжигали в собственных домах,
В коровниках, в печах… И веселились…
Такое не уложится в умах…
Но мы не покорились!

Мы выжили! Мы отстояли отчий край!
Мы победили! Мы всего добились!
Боятся нас? Боятся! И пускай!
Ведь мы не покорились!

Бессмертный полк

Я счастлив, я счастлив, я счастлив, я рад:
Я с прадедом Ваней иду на парад!
Он стройный, красивый: усы, портупея,
Смотрю на него и немножко робею,
И страшно горжусь! А какой-то прохожий
Сказал, что мы с прадедом очень похожи:
И нос, и глаза… Мне бы тоже медали!
Эх, жалко, мы с прадедом не поиграли…
Да он и не знал ничего обо мне.
Мой прадед – герой! Он погиб на войне.

Кучинский Иван Лукьянович, Кучинская Варвара Ивановна,
Лёня (5 лет), Галя (4 года).
Июнь 1941 г.

Другие статьи по теме

Музыкальное послание участникам Международного антифашистского форума от председателя Союза композиторов Бурятии Ларисы Санжиевой.

На Международном антифашистском форуме в Москве прозвучала мелодиямузыкального послания участникам форума от председателя Союзакомпозиторов Бурятии Ларисы Санжиевой. Творческий юбилей выдающегося музыканта нашёл отклик в сердцах жертвфашизма. С благодарным приветствием к…

Читать далее...

ПАМЯТЬ СИЛЬНЕЕ ВРЕМЕНИ

Конкурс проходил в рамках сохранения исторической памяти о подвиге ветеранов Великой отечественной войны, локальных и военных конфликтов. В состав жюри вошли представители Министерства образования и науки Республики Бурятия, Бурятского регионального…

Читать далее...

Мы не можем обойти памятью их поколение

Когда началась война, моей бабушке Демидовой Тамаре Дмитриевне (в девичестве Бурлакова) было 4 года, поэтому помнит она не очень много. Знает, что её отец Бурлаков Дмитрий в начале войны ушел…

Читать далее...

Как всегда: «Нет денег»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ на проект федерального закона № 339367-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «О ветеранах» и Федеральный закон  «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации»

Читать далее...

В БЕЛАРУСИ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ КНИГА УЗНИКА ОСВЕНЦИМА

Дорогой далекий друг!  Написал и издал книгу: «Великая Отечественная война глазами малолетних узников фашизма».Объемный трехлетний труд: 12 частей, 800 страниц. Книга предназначена для молодежи,учебных заведений для проведения воспитательных часов. Получил хорошие…

Читать далее...
Языки