Детский писатель Альберт Лиханов умер в возрасте 86 лет

Детский писатель Альберт Лиханов, возглавлявший Российский детский фонд и Фонд защиты детей, умер в возрасте 86 лет. Об этом в субботу, 25 декабря, «Ленте.ру» сообщили в Общественной палате России.

Самые известные произведения Лиханова — повести «Последние холода» и «Магазин ненаглядных пособий»; роман «Мужская школа». Проблемами сирот и детей в целом Лиханов был озабочен еще с 80-х годов. После его множественных писем властям в СССР были приняты постановления правительства о помощи детям-сиротам.

В 1987 году по его инициативе был создан Советский фонд имени Ленина, который в 1992 году был преобразован в Международную ассоциацию детских фондов. В 1991 году президент Путин учредил Российский детский фонд, его руководителем стал именно кировский писатель. Всего год назад, в октябре 2020, по инициативе Лиханова и в соответствии с указом президента Путина была создана новая общероссийская общественно-государственная организация «Фонд защиты детей», которую также возглавил писатель. Лиханов родом из Кирова, в Кировской области на протяжении последних 20 лет регулярно проводятся общественно-литературные и педагогические так называемые лихановские чтения. Также в регионе введена премия имени Лиханова для библиотекарей школьных, детских, сельских библиотек в Кировской области.

Бывшие малолетние узники фашизма особо признательны Альберту Анатольевичу Лиханову за его выступление перед участниками Всесоюзной встречи бывших малолетних узников фашистских концлагерей, которая состоялась в Киеве 22 июня 1988 года.

Приводим стенограмму исторического выступления.

ИСКУПЛЕНИЕ ВИНЫ,
ВОЗВРАЩЕНИЕ ДОЛГОВ

Хочу начать со следующего признания:

Я знаю, никакой моей вины
в том, что другие не пришли с войны,
в том, что они, кто старше, кто моложе,
остались там, и не о том же речь,
что я их мог, но не сумел сберечь…
Речь не о том, но все же, все же, все же…

Эти совестные строки великого поэта Александра Твардовского можно было бы взять эпиграфом нашей встречи. Встречи, которая, уверен, потрясет многие души, заставит очиститься, возвыситься сердцем, испытать чувство неизбывной вины перед вами, кто в беззащитную пору детствабыл схвачен бесстыдно грязными лапами фашистов и их приспешников, втолкнут в продуваемые насквозь теплушки, предназначенные для перевозки скота, а потом, в лихую годину, загнан за колючую проволоку фашистских концлагерей в Майданеке, Освенциме, Дахау, Саласпилсе.

Дети подпольщиков и партизан, сызмала испытавшие недетское горе, увидевшие казнь своих родителей, вы были обречены еще на одну бесчеловечную месть – фашистский концлагерь, где брали вашу кровь, вашу кожу, где ставили на вас бесчеловечные опыты, где человек лишался права на достоинство и жизнь.

Речь не том, что и тогда вас могли сберечь…

Нет, не могли. Такова горькая правда войны. И все же, все же, все же… Где были мы, весь наш мир, если так долго молчали? Почему лишь сегодня, 47 лет спустя после начала Отечественной войны, мы хотим и можем от имени государства и общества сказать вам слово “простите”?

Женщины и мужчины, братья и сестры, простите нас!

Простите нас за то, что сделанное для вас мало и невеликодушно.

Простите нас за то, что вы, в юные свои годы безвинно принявшие страшные муки неимоверно горестной войны, и по сей день не признаны ее участниками – разве же вы не участвовали в ней собственными кровью, болью, страданиями?

Простите нас за то, что даже благородная попытка соединить ваши силы для воспитания новых поколений носила странно самодеятельный, любительский характер, хотя ваше место в обществе должно быть преисполнено высшего почета, уважения, поклонения.

Простите нас за то, что дети нашей страны, выросшие в мире и благоденствии, не знают поименно вас, безвинных страдальцев бедственных лет.

Простите нас за то, что слишком, увы, жестокосердны окружающие вас люди, не научившиеся сострадать чужой судьбе, но зато умеющие изощренно наносить уколы и тумаки каждому, кто попробует хотя бы намекнуть на исключительность своего поистине драматического положения.

Простите нас за то, что мы ликовали по поводу мнимых побед мирного времени, когда достойнее было бы умываться вместе с вами очищающими душу слезами и по крайней мере попробовать разрушить бюрократические стены и добиться для вас минимальных льгот.

Простите нас за четыре с лишним десятилетия слепого ожидания благ сверху, что отучило нас от элементарного человеческого умения представлять и защищать права тех, кто в этом нуждается.

Не скрою: и по сей день в нашем обществе немало людей, которых не трогают ваши судьбы. Да вы и сами, наверное, это знаете.

Мне приходилось видеть бюрократические отписки, родившиеся уже в эпоху перестройки, и слышать постыдные речи должностных лиц, считающих себя прогрессистами. Они возражают против того, чтобы бывшие малолетние узники фашистских концлагерей пользовались элементарным вниманием, уважением и помощью государства и общества.

Да, это уже агония, предсмертные судороги старого мышления. Для него человеколюбие – лишь удобное и модное слово, а вовсе не поступок. Для него сострадание – книжное выражение старых эпох, а не конкретные дела каждого из нас.

Мы должны восстать из праха самоуничижения и вспомнить, что мы – люди, явившиеся на свет для того, чтобы исполнить свое человеческое предназначение – одарить мир светлыми деяниями и оставить будущим поколениям память об этих деяниях. Мы должны усовеститься, вспомнив о невыполненных долгах, и все долги отдать. И какие бы сверхобъективные причины в давнем или недавнем прошлом не затмевали суть истины, сегодня мы обязаны найти в себе гражданское мужество и твердо сказать самим себе и нашим детям: все же, все же, все же… Совесть наша не может молчать, а сердце не может биться спокойно, если рядом видим несправедливость, если сталкиваемся с неисполненностью долга.

22 июня – горький для нашей истории день. День начала войны. Давайте же помянем всех, кто погиб в ее пламени. Мужчин – наших отцов и дедов; женщин – наших матерей, а теперь уже и бабушек; стариков и старух, чьи мудрые лица останутся в наших сердцах, пока мы живы; детей – безвинных жертв фашизма, которые лишь начали жить и которые исчезли с лица земли, даже не успев как следует разглядеть ее.

Помянем и малолетних узников фашистских застенков. Ведь из них уцелел только каждый десятый. И это – вы. (Объявляется минута молчания.)

Сразу после создания Советского детского фонда мы получили письмо, подписанное бывшими малолетними узниками фашистских концлагерей. Под ним – 43 фамилии. Письмо

было напечатано в первом номере газеты Детского фонда “Семья”. Сорок три ваших депутата (наверное, так можно назвать людей, подготовивших это письмо) справедливо говорили о том, что бывшие дети – узники фашистских концлагерей – оказались забытыми, что к их и без того печальным судьбам в мирное время прибавились печали иного свойства, “созданные” по меркам сперва культа личности Сталина, а позже – эпохи застоя.

В СССР малыши, выбравшиеся из-за колючей проволоки, может, и не подозревались в умышленном предательстве, но на них все равно стояло некое несмываемое клеймо недоверия. После тяжких испытаний так и не исполнились их заветные мечты о благополучии и покое. Многие не сумели поступить в вузы. Навсегда остались без образования.

С другой стороны, совершенно очевидно, что ребенок, прошедший испытание концлагерем, не мог быть здоров. Во взрослой жизни возникли непростые проблемы, связанные прежде всего с самочувствием, психологическим и моральным, физическим состоянием.

Общество, однако, не было милосердно к вам, и об этом также говорилось в том памятном письме. Бывшие малолетние узники решили во весь голос заявить о себе, о своих болях.

Верно: времена меняются. И меняются определенно в лучшую сторону. Мы хотим, чтобы был невозможен возврат к старому, когда человек являлся лишь пешкой в руках задубелых бюрократов. Судьба целых сообществ, объединенных единым трудным прошлым, не трогает сердца тех, в чьих руках ключ к справедливости. Да и о какой справедливости может идти речь, если ключ этот в бездушных руках? Справедливость наступает тогда, когда каждый человек своей кожей чувствует внимание к себе – законодательное, государственное, чувствует всей атмосферой бытия, дарующей веру, надежду, любовь.

Вы собрались здесь сегодня, чтобы учредить Союз бывших малолетних узников фашистских концлагерей при Советском детском фонде имени Ленина. И хотя вы уже далеко не дети, Детский фонд считает своим священным долгом представлять и защищать ваши интересы. Мы убеждены в главном, решающем. Долги должны быть погашены, и каждому должно воздаться справедливой мерой по его жизни, судьбе и делам.

За минувшие полгода Советский детский фонд в рабочем порядке неоднократно встречался с бывшими малолетними узниками. Мы внимательно изучили просьбы, которые изложены в вашем коллективном письме и в многочисленных обращениях, поступивших в Фонд, и вошли в Центральный Комитет КПСС и Совет Министров СССР с предложением о том, чтобы на вас были распространены льготы, предусмотренные для участников Великой Отечественной войны из числа военнослужащих, партизан и вольнонаемного состава действующей армии.

Считаем, что в первую очередь надлежит решить вопросы, связанные с жильем. Мы попросили, чтобы до конца текущей пятилетки каждый нуждающийся бывший малолетний узник фашистских концлагерей имел то ли отдельную квартиру, то ли индивидуальный дом. Ряд предложений связан с защитой вашего здоровья. Добиваемся, чтобы еще до конца 1988 г. Минздрав СССР обеспечил углубленное медицинское обследование каждого из узников. Предлагаем, чтобы вы пользовались 50-процентной скидкой на лекарства по рецептам врачей. Считаем, что должно быть закреплено преимущественное право узников на обеспечение их путевками в санатории, профилактории, дома отдыха, а также право на внеочередной ремонт жилья и первоочередную установку телефонной связи. Внесены предложения, связанные с пенсионным обеспечением бывших малолетних узников фашистских концлагерей. Хотим, чтобы государство предусмотрело и другие льготы, которые бы приближали условия жизни бывших малолетних узников фашистских концлагерей к условиям жизни участников и инвалидов войны.

Кроме того, мы предлагаем, чтобы ввели специальное удостоверение, дающее вам право на пользование льготами, о которых говорилось выше.

Хотим верить, что к судьбам бывших малолетних узников, особенно после государственных решений, которых мы все с нетерпением ждем, повернутся не только лицом, но и душой руководители предприятий, где работаете, партийные, профсоюзные комитеты, советы трудовых коллективов.

Особое наше слово к прессе, телевидению, радиовещанию. Ведь многие нынешние прекрасные перемены внедрены в жизнь и сознание народа благодаря им. С гласностью мы связываем надежды на то, что сердца миллионов людей самого разного возраста и служебного ранга наполнятся новой человечностью. Нам

нужно вернуть народу его исконные нравственные достоинства, среди которых такие, как сочувствие, сострадание, помощь тем, кто в этой помощи нуждается.

Обращаясь к прессе, мы говорим: поддержите и вот их, бывших узников, подвергшихся в детстве тяжким испытаниям гитлеровской неволи. Следует восстановить справедливость по отношению к ним. Так давайте пробудим не словесную, а практическую потребность участия в судьбах узников!

Хочу обратиться и к бывшим страдальцам фашистских концлагерей. Вы – могучая нравственная сила. Ваши жизни и судьбы – сами по себе – взывают к сочувствию, милосердию.

Союз, который вы намерены учредить, должен стать не только самодеятельной общественной организацией, помогающей каждому из вас, но еще и явиться мощным катализатором возрождения нравственности в обществе. Не верю, что пионерский отряд или школьный класс, куда вы придете, чтобы рассказать о себе, сможет остаться равнодушным и бестрепетным. Не бойтесь, если, слушая вас, дети будут плакать. Не надо оберегать детей от слез сострадания. Это очищающий, воспитывающий, возвышающий ребенка акт.

Знаем: впереди у вас и у нас негладкая дорога. Знаем: предстоит много поработать для того, чтобы защитить не только ваши права, но и ваши достоинство и честь. Поэтому мы возлагаем большие надежды на Совет вашего Союза, который сегодня изберете.

Вы прошли серьезные испытания и не нам учить вас, что и как делать. Но все-таки важно, чтобы в Совет были избраны настоящие бойцы — полномочные депутаты этого удивительного по своему существу собрания.

Хотим вынести на обсуждение еще одну идею. Нам кажется, что в преддверии будущей (новой) большой работы по восстановлению социальной справедливости в отношении жертв целесообразно создать при Советском детском фонде общественно-государственную комиссию по делам бывших малолетних узников фашистских концлагерей, пригласив для работы в ней представителей Министерства обороны СССР, Министерства здравоохранения СССР, Министерства юстиции СССР, Госкомтруда СССР, Главного архивного управления при Совете Министров СССР, ВЦСПС, Всесоюзного совета ветеранов войны и труда, Исполкома союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР. Как мы предполагаем, будет много трудных, запутанных вопросов, потребуется установление определенной системы доказательств, возникнет необходимость в поиске документов. В спорах, которые непременно разгорятся, должен быть третейский суд. Таким третейским судьей и станет общественно-государственная комиссия.

У нас есть письма, где вы предлагаете, чтобы мы организовали поездки бывших малолетних узников фашистских лагерей по местам неволи, ставшими теперь музеями. Как ни горька память о прошлом, многие хотят побывать там, где страдали в тяжкое военное время, хотят почтить память погибших родных и близких, возложить венки на братские могилы.

Детский фонд готов помочь вам. Более того, мы считаем, что поездки могут стать важным нравственным, политическим взносом в общее дело партии и государства, предупреждающее третью мировую войну.

Есть и такое предложение – обратиться от нашего съезда к бывшим товарищам по несчастью – вашим ровесникам из Франции, Болгарии, Польши, Чехословакии, ГДР, Нидерландов, Бельгии и других стран с предложением провести европейский слет бывших малолетних узников фашистских концлагерей и создать международный союз детей – жертв нацизма.

Хорошее предложение! Пусть наша всесоюзная встреча станет своеобразным предлогом к будущим важным международным акциям.

Вновь возвращаюсь к сегодняшней дате – 22 июня. Обычно слеты, съезды, собрания такого свойства, как наше, бывают согреты праздничным теплом. Эта встреча тоже, конечно, праздник, но праздник с горчинкой. Мы говорим о благих переменах, которые наступают. Но, согласитесь, нас не покидает мысль о том, что слишком надолго затянулось восстановление этической и социальной справедливости по отношению к узникам. Мы радуемся надеждам на исполнение ваших просьб и в то же время с болью думаем о том, что лишь один из десяти детей, попавших в концлагеря, остался жив, а многие из уцелевших ушли из жизни (за сорок с лишним лет после Победы), так и не почувствовав настоящей любви и тепла общества.

И все же происходящее сейчас, в том числе в этом зале, стало возможным. Возможным благодаря усилиям партии. Наше собрание, согласитесь, получилось совершенно необычным даже по своей организации. По сути – это одно

из самых демократических собраний. Детский фонд обратился через печать, радио и телевидение ко всем, кто может приехать, а гостеприимный и величавый Киев – сердце Украины, первообраз городов русских, место, где тысячу лет назад князь Владимир принял крещение, одарив историю великой страны новым уровнем цивилизации и духовности, – щедро и широко распахнул свои двери, предоставив каждому желающему участвовать в съезде. Скажем же искреннее спасибо киевлянам, согревающим нас вниманием и сердечностью. Все это напрямую связано с духовными переменами, происходящими в советской стране.

Многие волнуются: как пойдет перестройка дальше, не будет ли она «заболтана»? Но ведь наш с вами съезд – это совершенно реальный факт перестройки и, может быть, стоило бы, если бы все мы – до единого – подписали и направили в адрес Президиума XIX партконференции и лично М.С. Горбачева короткое, но емкое письмо, подтверждающее ваши нравственные и материальные потребности, вашу готовность принять участие в трудном деле воспитания новых человеческих поколений и, таким образом, в практической, выразимся так, поддержке новых и свежих ветров, дующих над страной.

Извините меня за долгое выступление. Но мои товарищи, в том числе и бывшие малолетние узники, настояли на том, чтобы Детский фонд сказал свое весомое слово. От имени Детского фонда и по поручению нынешних детей низко кланяюсь вам за страдания вашего детства. Наступило время искупления вины, возвращения долгов. Наступило время открыто и прямо защищать детей, которые нуждаются в этом.

Мне не хотелось бы заканчивать свое слово высокопарными заверениями, как было принято раньше. Напротив, хочу сказать, что и у нынешнего детства много бед, и нынешние дети требуют нашей общей взрослой защиты. Высока детская смертность в стране.

И Детский фонд вместе с Минздравом СССР затевает поистине грандиозное дело по спасению ребячьих жизней, в первую очередь в регионах Средней Азии и в Казахстане. Забытыми во многих местах оказались дети, отцы которых убиты на афганской войне. А как себя чувствуют ребятишки, чьи родители, например, погибли на теплоходе «Адмирал Нахимов», на теплоходе «Приамурье» в Японии или при катастрофе в Арзамасе? Вместе с Украинским отделением Детского фонда мы думаем о создании программы «Дети Чернобыля». А ведь все это беды, буквально только что прогремевшие в нашем доме. Но мы уже знаем о фактах забытости, равнодушия, безответственности.

В советской стране свыше миллиона сирот, у многих из которых есть живые родители. Эти зловещие беды стали социальным злом последних лет. И предстоит собрать

немало сил (и душевных и материальных), чтобы справиться с непростыми нашими заботами, очистить общественную мораль.

Нам с вами предстоит непростая работа.

У нее есть и еще будут противники, ибо бюрократ и бюрократизм так просто не сдадутся. Но Детский фонд – дитя перестройки. Ему всего восемь месяцев. Я надеюсь, вы заметили: голосок у него басистый, требовательный, правдивый. Так давайте же помогать ему, этому нашему общему, всенародному дитяти, превращая его в совесть нации, в совесть народа, в совесть социализма.

Другие статьи по теме

Эхо войны: молодые поколения — «Брундибар»

Одной из задач концентрационного лагеря Терезиенштадт была пропаганда, представлявшая гетто в качестве «образцового» лагеря. Среди заключенных было немало ученых, литераторов, музыкантов, политиков с международной известностью. В нём действовали синагоги и христианские молитвенные дома. Были лекционные залы, выпускались журналы, проводились спектакли и выставки, проходили спортивные мероприятия.

Читать далее...

ОН К ЗВЁЗДАМ УЛЕТЕЛ НЕ ПЕПЛОМ…

Среди сообщества бывших несовершеннолетних узников нацизма вряд ли найдешь человека, которому незнакомо имя Михаила Синькевича. Но знают его и в других ипостасях: в технической и  гуманитарной одновременно. Такой вот выпала…

Читать далее...

Символ Вечного огня

Руководитель Прибайкальского районного отделения Боевого братства Бурятии Вильмов Юрий Владимирович  в честь 75ти-летия Победы в Великой Отечественной Войне и увековечиванию памяти ветеранов организовал акцию «Символ Вечного огня».

Читать далее...

Обращение к молодёжи

22 июня 1941 года. Эта дата напоминает нам о времени, когда нашему государству пришлось выдержать самой тяжёлое испытание в его более чем тысячелетней истории. Единый в то время народ единого государства, его вооружённые силы сумели

Читать далее...

Министерство туризма Бурятии информирует гостиницы по соблюдению рекомендаций Роспотребнадзора

В период с 21 октября 2020 г. по 17 февраля 2021 года Министерством туризма РБ регулярно (3 раза в неделю) проводились проверки гостиниц в г. Улан-Удэ (COVID-19) в учреждениях, осуществляющих…

Читать далее...
Языки